Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Город Змиев и его тайны ч.6


2
Рейтинг
2


Голосів "за"
2

Голосів "проти"
0

Организаторы и исполнители

Город Змиев и его тайны ч.6
ч. 6

Организаторы и исполнители

В предыдущей части, мы уважаемый читатель рассмотрели, кому и в связи, с чем мешал российский император Александр III, то есть, кто является "Заказчиком".

Теперь же, нам по законам детективного жанра, надо переходить к поиску непосредственных "Организаторов" и "Исполнителей" этого покушения.

Я, сознательно пишу во множественном числе, потому что даже беглое ознакомление с обстоятельствами событий связанных с даттой 17 октября 1888 года, наводит на верную мысль, что в этом деле, было замешано десятки лиц, причем у каждого из них была строго определенная роль.

Но, опять прежде чем мы перейдем к дальнейшему изложению, я хочу тут процитировать одну из рецензий на предыдущую часть.

И вот, что пишет современный российский публицист, из скромности пожелавший остаться анонимом (http://h.ua/story/340194/)

"Есть только одна неточность. Ограничительные статьи Парижского мира 1856 года, запрещавшие России иметь флот на Черном море были отброшены т.н. циркулярами Горчакова в 1870 году, сразу после Седанского разгрома. Еще при Александре II.

А в остальном... Очень хорошо показано, что Александр III был НАСТОЯЩИЙ ЦАРЬ!

И царю совсем не обязательно иметь интеллект и хорошее образование.

А нужно нечто иное.

Личность Александра III монументальна. Он был боевой генерал. В войне с тураками за Болгарию именно его корпуса сдерживали главные силы турок, пока разбирались с Плевной. Он видел кровь и не xотел войн. Децствительно был миротворцем.

Умер своей смертью, от пьянства. Как это по русски.

А его поведение в день смерти достояно восxищения. МУЖИК!!!"

Ну, а теперь позвольте предложить вам уважаемый читатель и как бы, финальную оценки личности Александра III



Дмитрий Сергеевич Мережковский "БОЛЬНАЯ РОССИЯ" (Если кто не читал просто настоятельно рекомендую. Потому что все что написано автором в году актуально и сейчас (http://lib.rus.ec/b/141013/read)

"Один современный русский писатель сравнивает два памятника – Петра I и Александра III.

"К статуе Фальконета, этому величию, этой красоте поскакавшей вперед России... как идет придвинуть эту статую, России через двести лет после Петра, растерявшей столько надежд!... Как все изящно началось и неуклюже кончилось!..."

- Это тогда! – мог бы сказать обыватель, взглянув на монумент на Сенатской площади.

"- Это теперь!" – подумал бы он, взглянув на новый памятник.

"Водружена матушка Русь с царем ее. Ну, какой конь Россия, – свинья, а не конь... Не затанцует. Да, такая не затанцует, и, как мундштук ни давит в нёбо, матушка Русь решительно не умеет танцевать ни по чьей указке и ни под какую музыку... Тут и Петру Великому "скончание", и памятник Фальконета – только обманувшая надежда и феерия".

"Зад, главное, какой зад у коня! Вы замечали художественный вкус у русских, у самых что ни на есть аристократических русских людей приделывать для чего-то кучерам чудовищные зады, кладя под кафтан целую подушку? – Что за идеи, объясните! Но, должно быть, какая-то историческая тенденция, "мировой" вкус, что ли?..."

Мировой вкус к "заду" – это и есть "родное мое, наше, всероссийское". "Крупом, задом живет человек, а не головой... Вообще говоря, мы разуму не доверяем"...

"Ну и что же, все мы тут, все не ангелы. И до чего нам родная, милая вся эта Русь!... Монумент Трубецкого, единственный в мире, есть именно наш русский монумент. Нам ни другой Руси не надо, ни другой истории".

Самообличение – самооплевание русским людям вообще

свойственно. Но и среди них это небывалое; до этого еще никто никогда не доходил. Тут переступлена какая-то черта, достигнут какой-то предел.

Россия – "матушка", и Россия – "свинья". Свинья – матушка.

Песнь торжествующей любви – песнь торжествующей свиньи.

Полно, уж не насмешка ли? Да нет, он, в самом деле, плачет и смеется вместе: "смеюсь каким-то живым смехом "от пупика", – и весь дрожит, так что видишь, кажется, трясущийся кадык Федора Павловича Карамазова.

Ах, вы, деточки, поросяточки! Все вы, – деточки одной Свиньи Матушки. Нам другой Руси не надо. Да здравствует Свинья Матушка!

Как мы дошли до этого?"

Спрашивает Д. Мережковский. Но, его ответ изложен в его же книге, а я попытаюсь дать свою версию на эти печальные исторические обстоятельства

Ответ на этот прост.

И заключается он в простой аксиоме, крайне неприятной для идейных россиян, но от этого не перестающей быть аксиомой:



"Российская империя, как и сменивший ее СССР это была и есть сейчас, тюрьма народов!

В своем современном состоянии Россия продолжает насильственно удерживать в своих территориальных границах такие полунезависимые государства как "Татарстан", "Башкирия" "Чечня" войны, с которой показали всю слабость российской идеологии, и даже сейчас мирную Калмыкию!

Положение дел в этой "тюрьме строго режима" до 1917 года были еще хуже.

Тогда среди угнетенных наций были на первом месте – украинцы (малороссы в российском толковании), потом поляки (католики), затем иудеи.

И еще одно авторское замечание, на которое я имею право.

Я не антисемит и всегда отношусь к каждому конкретному иудею, так же как он лично относится ко мне.

Но, предупреждаю, что в ходе изложения материалов своего расследования, буду много писать об иудеях.

И писать то, что считаю правильным, а не то, что одобряет, скажем, главный раввин одесской синагоги.

Поэтому господ иудеев и даже на четверть иудеев и разных иудейских выкрестов, особенно с партбилетом члена КПСС в нагрудном кармане, дальше прошу текст не читать и его не комментировать.

Итак, начнем наше расследование.

А оно нас привело к тому, что в качестве организаторов покушения 17 октября 1888 года были избраны именно представители иудейского народа.

О конкретных лицах которые по мнению автора причастны к покушению мы поговорим в следующей части, а пока так сказать несколько мыслей нес о иудеях и их роли в истории в Российской империи. А так же, о том как им особенно хорошо жилось при царе "Миротворце" Александре III.



Согласно российской переписи в 1897 году В Российской империи проживало было 5 215 805 иудеев и вот их положения при Александре III значительно ухудшилось в сравнении с прежними временами.



Судите сами. Ведь именно при Александре III был начат общий пересмотр законов о евреях".

Вот некоторые выдержки из статьи об Александре III из книги "Большая биографическая энциклопедия". Тут уважаемый читатель довольно много скучного и наукообразного теста.

Но его, хотя бы один раз нужно прочесть?

Это все равно как выпить горькое лекарство. Ибо знание этого, позволит вам расширить ваш кругозор по поводу всех перипетий покушения на царя Александра III.


"Вообще ограничительные меры против евреев, предлагавшиеся отдельными представителями власти, санкционировались государем часто даже без обсуждения и одобрения их высшими законодательными учреждениями.

Но самое возбуждение еврейского вопроса было вызвано не его инициативой, а исключительными обстоятельствами.

15 апреля 1881 года вспыхнули антиеврейские погромы на юге России (см. Погромы); в течение месяца погромное движение захватило более ста пятидесяти пунктов в шести губерниях. Правительство считало необходимым решительно подавлять попытки насилий над евреями, хотя роль защитника евреев от русского населения тяготила правительство, каковое обстоятельство отметил государь резолюцией на отчете варшавского генерал-губернатора за 1882 г. "Это-то и грустно во всех этих еврейских беспорядках" (К столетию Ком. Мин., СПб., 1902, т. IV, стр. 183).



В первое время правительство придерживалось того мнения, что погромы возникли на почве политических смут.

11 мая 1881 г. государь заявил еврейской депутации из представителей столичного общества (бар. Г. О. Гинцбург и др.), что он одинаково относится ко всем верноподданным без различия племени и вероисповедания и что "в преступных беспорядках на юге России евреи служат только предлогом, что это дело рук анархистов" ("Рассвет" 1881 года, N20).

Но вскоре возникновение погромов получило иное объяснение и послужило стимулом к целому ряду репрессивных мер против евреев в это царствование.

Наряду с указанием на экономический гнет, которому будто бы подвергались крестьяне со стороны евреев, представители местной администрации в своих донесениях о причинах антиеврейского движения отмечали также общее колебание умов, вызванное событием 1-го марта, религиозную неприязнь русского населения к инородцам, его обнищание и низкую ступень его умственного развития.

Прокурор Одесской судебной палаты, составивший записку о погромах в районе судебного округа, отметил, между прочим, "что, совершая еврейские погромы, народ был вполне убежден в законности своих действий, твердо веруя в существование Царского указа, разрешающего и даже предписывающего истребление еврейского имущества" (Записка Высшей Комиссии, стр. 91-92).

В этом же смысле высказалась и "Высшая Комиссия для пересмотра законов о евреях"; признавая наличность "эксплуататорской деятельности евреев", она утверждала, что "ошибочно предполагать, будто эта последняя деятельность внезапно развилась и достигла вдруг такой резкой формы проявлений или фактов, что последние, вследствие своей крайности или чудовищности, вызвали мгновенно вспышку народного негодования".



Вспышка эта легко переходила в разных местах в буйство и погромы только потому, что толпа была уверена в безнаказанности своих деяний и сочувственном отношении со стороны властей (там же, стр. 94). В ином свете представил государю погромное движение министр внутренних дел гр. Н. П. Игнатьев.

"Главная причина столь несвойственного русскому народу движения (погромов) заключается, – объяснял граф Игнатьев, – в обстоятельствах, имеющих исключительно экономический характер.

Евреи за последние 20 лет мало-помалу захватили в свои руки не только торговлю и промыслы, но приобрели посредством купли и арендования значительную поземельную собственность, причем благодаря своей сплоченности и солидарности они, за немногими исключениями, направили все свои усилия не к увеличению производительных сил государства, а к эксплуатации коренных жителей и преимущественно беднейших классов населения, чем и вызвали с его стороны протест, высказавшийся в прискорбной форме – в насилиях...



Подавив энергично бывшие беспорядки и самоуправство для ограждения евреев от насилия, правительство признает справедливым и неотложным, – всеподданнейше доносил гр. Игнатьев, – принять не менее энергичные меры к устранению нынешних ненормальных условий, существующих между коренными жителями и евреями, и для ограждения населения от той вредной деятельности евреев, которая, по местным сведениям, вызвала волнение".

Этот всеподданнейший доклад (21 августа 1881 г.) гр. Игнатьева, предрешавший характер будущей политики правительства в еврейском вопросе, был 22 августа 1881 г. утвержден государем, и таким образом было положено начало пересмотру законодательства о евреях с целью принять против них репрессивные меры.

Прежде всего в 15 губерниях черты оседлости и в Харьковской губернии были немедленно образованы Губернские комиссии (см.), которые должны были представить соответствующий материал.



Кроме общих сведений, комиссиям было поручено ответить на вопросы:

"1) какие вообще стороны экономической деятельности евреев особенно вредно влияют на быт коренного населения данных местностей?

2) какие затруднения встречаются на практике в этих местностях, при применении существующих узаконений о евреях, по отношению к покупке и арендованию земель, к торговле крепкими напитками и ростовщичеству? и

3) какие изменения (отмена и дополнение) в существующих узаконениях признавались бы необходимыми для устранения обхода евреями законов и какие вообще следовало принять меры, законодательные и административные, дабы парализовать вредное влияние евреев в тех родах экономической деятельности, на которую будут сделаны Комиссиями указания"?

Таким образом, как указала впоследствии Высшая комиссия, "основная почва для разработки и прений Комиссий была как бы заранее не только намечена, но и установлена в программе, данной Комиссиям, а именно – вред от евреев; их дурные качества и свойства были уже как бы заранее признаны, и Комиссии приглашались только указать средства для суровой борьбы с еврейским злом".

Правда, даже губернские комиссии, являвшиеся по своему личному составу почти бюрократическими учреждениями, не все склонились в пользу усиления существующего репрессивного законодательства о евреях; некоторые комиссии высказались за уничтожение черты оседлости; отдельные же члены комиссий – и их было немало – признали отмену всех ограничений единственным способом правильного разрешения еврейского вопроса.

Однако характер вопросов, поставленных министром внутренних дел, предопределил содержание большинства ответов.

В отношении проживания в деревнях и селах комиссии признали необходимым ограничить права евреев: предлагалось или вовсе запретить им там жить, или обставить их пребывание в уездах той или другой стеснительной мерой (согласие сельских обществ, запрещение вновь водворяться и проч.).



В отношении права владения недвижимой собственностью вне городов и местечек – одни комиссии рекомендовали совершенно лишить евреев этого права, другие – установить известные ограничения. Еще большее единодушие обнаружили комиссии по вопросу о питейной торговле евреев, признав необходимым запретить евреям в деревнях производство питейной торговли.

– Наряду с губернскими комиссиями по вопросам, указанным в циркуляре графа Игнатьева, высказались также губернаторы и генерал-губернаторы. За редкими исключениями, отзывы местных властей были неблагоприятны для евреев.

По мнению киевского, подольского и волынского генерал-губернатора Дрентельна, задачей правительства являлось "изыскивать такие мероприятия, которые ныне бы ограждали христианское население от столь надменного племени, как еврейское, религиею своею отрицающего сближение с христианами, как нечто их унижающее" (Печатные материалы Комитета о евреях).

Виленский, ковенский и гродненский генерал-губернатор гр. Тотлебен утверждал, что "от еврейского племени нельзя ожидать, чтобы оно посвятило свои дарования, свои силы на пользу родины", а харьковский временный генерал-губернатор заявил, что "талмудическая нравственность не ставит евреям никаких преград, ежели дело идет о наживе на счет иноплеменника; только страх наказания и опасение вызвать репрессивные меры против своего племени побуждают евреев сдерживать свои дурные инстинкты, направленные против коренного населения" (Печатные материалы Комитета о евреях).

В деле практических мероприятий особенную суровость обнаружил ген.-губ. Дрентельн. Помимо таких мер, как лишение ремесленников права повсеместного жительства, он предлагал воспретить евреям: жительство в деревнях (выселив в двухгодичный срок всех тех, которые там уже жили), арендование и управление помещичьими и крестьянскими землями и пр., а так как вызванное этим сосредоточение евреев в городах и местечках увеличит там число лиц, занимающихся предосудительными промыслами, то городским и мещанским местечковым обществам, а также крестьянам в течение 2 лет следует предоставить право выселять подобных евреев.

Единственное, что Дрентельн считал возможным разрешить еврейскому населению для улучшения его участи, – это полная свобода эмиграции за границу
.

Одесский временный генерал-губернатор склонился в сторону тех же мероприятий, которые указывались Дрентельном.

Харьковский генерал-губернатор высказался против воспрещения евреям занятия продажей питей.

Он вообще не признавал возможным предпринимать репрессивные меры против всего еврейского населения, "без различия правого от виноватого", и предлагал применять к отдельным евреям такие же общие меры, какие принимаются против прочих эксплуататоров.

Вместе с тем генерал-губернатор рекомендовал расширить право передвижения евреев и распространить среди них просвещение
(Печатные материалы Комитета о евреях). Для разработки всех этих отзывов и для "обсуждения еврейского вопроса во всей его совокупности" был учрежден в октябре 1881 г., по предложению гр. Игнатьева, под председательством товарища министра внутренних дел Готовцева, "Комитет о евреях" (см.); существовавшая же с 1872 г.

Комиссия по устройству быта евреев (см. Александр II) была упразднена "по несоответствию ее назначения с настоящим положением еврейского вопроса", т. е. потому, что она шла по пути уравнения евреев в правах.

Вновь образованный Комитет исходил из убеждения, что цель слияния евреев с прочим населением, к которой правительство стремилось в течение последних 25 лет, недостижима, а потому "всякое направление дела в этом смысле, как не обещающее успеха, должно быть оставлено".

Недавние погромы и трудность разрешения вопроса понудили Комитет "обратиться за указаниями к старине, к тому времени, когда разные новшества еще не проникли в наше законодательство и не успели еще принести с собой тех печальных последствий, которые обыкновенно наступают, когда к данной стране, к данному обществу применяются начала, противные духу народному".

По старому русскому закону евреи – инородцы, а между тем им даны права, которые не должны быть предоставлены им, как инородцам.

"Отказаться поэтому от не принесших пользы новшеств в воззрениях и строго придерживаться выработанных всей предшедшей историей государства начал, выраженных в стародавнем законе, по которому евреи считаются инородцами, казалось бы, и есть тот путь, которого следовало бы держаться в осложнившемся еврейском вопросе", – так формулировал свое направление Комитет, враждебно относившийся к культурному воздействию Западной Европы (журнал Комитета от 8 декабря 1881 г.).


Комитет разбил предположенные им меры против евреев на две категории: на коренные и временные. Первые должны были оградить "природных обывателей" от эксплуатации евреев, а последних поставить в такое правовое положение, при котором "они вынуждены будут сделаться полезными гражданами и не подавать поводов к народным волнениям и самосуду" (Печатные материалы Комитета; журнал 20, 27, 30 января и 2 февраля 1882 г.).

Эти коренные меры требовали изменения законов о евреях обычным законодательным порядком.

Временные же меры, имеющие целью предотвратить возобновление погромов, должны были быть приняты до наступления праздника Пасхи, дабы сельское население убедилось, что правительство защищает его от эксплуатации евреев (журнал Комитета 2 декабря 1881 г.).

Выработанные Комитетом правила в основных чертах заключались в воспрещении евреям оседлости, водворения и жительства вне городов и местечек (этим удовлетворялись не только интересы крестьян, но, по характерному объяснению Комитета, и интересы евреев, так как правительство бессильно защищать их от погромов в разбросанных деревнях), в воспрещении на будущее время приобретать вне городов и местечек недвижимые имущества, равно владеть и пользоваться ими, а также торговать в деревнях спиртными напитками и вином, как оптом, так и в розницу.

При этом мера освобождения деревень от евреев должна была быть осуществлена путем предоставления сельским обществам права выселять евреев из сел по приговорам сельских сходов (принятым простым большинством голосов, а не 2/3, как это требовалось законом в отношении других приговоров), а также предоставления сельским обществам права ходатайствовать о выселении евреев из владельческих имений. Гр. Игнатьев одобрил правила, выработанные Комитетом.

Вместе с тем, предвидя, что выселение евреев из деревень побудит еврейских ремесленников, пользовавшихся, как известно, правом повсеместного жительства, направиться во внутренние губернии, граф Игнатьев предложил запретить евреям-ремесленникам приезд и жительство в селениях по всей империи.

Торопясь провести этот суровый закон и опасаясь, по-видимому, противодействия со стороны прочих министров, гр. Игнатьев пытался убедить председателя Комитета министров, Рейтерна, что предлагаемые меры не являются по существу новыми, что если они до сих пор не осуществлялись, то только потому, что правительство не прилагало для этого необходимых усилий, а потому и нет необходимости ознакомить предварительно с законопроектом министров юстиции и финансов, прежде чем он будет рассматриваться в Комитете министров.

Однако копии законопроекта все же были доставлены им, и оба министра – финансов, Бунге, и юстиции, Набоков, – представили Комитету министров записки, в которых осуждали путь репрессивных мер; отклоняя законопроект Готовцева и гр. Игнатьева, они формально опирались на то, что нельзя принимать репрессивные меры, не обсудив их обычным законодательным порядком; при этом отмечалось, что законопроект пытается провести под видом "временных правил" такие меры, которые в основе изменяют действующее законодательство. Бунге указывал, что крупное торговое значение еврейского "населения было причиною замечаемого неоднократно колебания в правительственных распоряжениях относительно евреев.

Неоднократно против евреев предписывались самые крутые меры, и тем не менее меры эти впоследствии отменялись, что происходило, без сомнения, не от слабости правительства, а по причинам, оправдывавшимся высшими государственными соображениями, так как, во всяком случае, если, с одной стороны, приводились сильные обвинения против евреев вследствие разных злоупотреблений, совершаемых ими, и тягостного положения коренного населения, страдавшего от еврейской эксплуатации, – то, с другой стороны, указывалось на торговую предприимчивость этого племени, его способность содействовать облегчению торговых сделок и, наконец, возможность пользоваться при его посредстве хотя и дорогим, но всегда легко доступным кредитом. Многие из установленных ограничений были отменяемы, так как практика указывала, что эти ограничения дают только повод к злоупотреблениям низших властей, не принося существенной пользы государству"...

Право выселения евреев из сел, указывал Бунге, отдаст их на полный произвол крестьянских обществ и этим откроет широкое поле для взяток, насилий и всякого рода притеснений, а запрещение торговли в деревнях и сосредоточение еврейского населения в городах нанесут краю громадный экономический вред, создадут недовольный элемент не только между евреями, но и среди остального населения, "нисколько не содействуя улучшению взаимных отношений евреев с коренным населением, а напротив, еще более усиливая вражду первых, что, без сомнения, никак нельзя признать целью, к которой должно стремиться правительство".

Даже министр государственных имуществ Островский, отнюдь не питавший благорасположения к евреям, представил в Комитет министров записку о необходимости смягчения предложенных Комитетом Готовцева и гр. Игнатевым правил, дабы их осуществление "последовало с меньшими насилиями, с возможным спокойствием и с возможным ограничением страданий десятков тысяч душ, хотя бы и евреев".

Комитет министров, разделяя соображения Бунге и Набокова, отнесся в принципе отрицательно к предложению гр. Игнатьева и вообще к системе репрессий, выработанной Комитетом Готовцева, ссылаясь на то, что всякого рода ограничительные меры можно предпринять "не иначе, как по рассмотрении их в порядке законодательном и при условии совокупного и единовременного соображения со всеми прочими мерами, которые правительство имеет в виду установить с целью улучшения взаимных отношений между евреями и коренным населением", и что, охраняя существенные интересы коренного населения, высшее правительство не может относиться безразлично к судьбе евреев. Указывая далее, что выселение евреев по приговорам сельских сходов и воспрещение питейной торговли вне местечек и городов, хотя и названы временными мерами, направлены к полной отмене предоставленных евреям действующим законом имущественных прав, Комитет министров отверг законопроект гр. Игнатьева.

Однако, по настоянию гр. Игнатьева приняв во внимание напряженные отношения коренного населения к евреям, Комитет министров уступил: он решил воспретить евреям вновь поселяться в селах и приобретать недвижимую собственность, а равно владеть и пользоваться ею по арендным договорам или закладным крепостям.

"Таким образом, пересмотр законов о евреях приостановился.

Но вслед за тем новороссийский ген.-губернатор Гурко в своем всеподданнейшем отчете о состоянии края указал, что к предупреждению в дальнейшем развития антиеврейского движения в Новороссии, необходимо "принять ныне же решительные меры" в виде новых законов о евреях.


......

Сам же пересмотр законов о евреях возложен на Высшую комиссию, поручил министру внутренних дел внести в эту Комиссию заключение временного одесского генерал-губернатора для подробного обсуждения его в связи с другими предположенными мерами.

В первом заседании Высшей комиссии председатель ее сделал об этом заявление. – Ю. Г.]. Быть может, эта высочайшая отметка и побудила нового министра внутренних дел, гр. Д. Толстого, представить государю доклад, в котором заявлялось, что, приняв административные меры против возобновления погромов, он считает необходимым "для окончательного устранения поводов" к ним немедленно приступить к пересмотру законодательства о евреях; для этого гр. Толстой предлагал образовать особую Высшую комиссию под председательством бывшего министра внутренних дел, Макова.

Хотя Маков, будучи министром, и не обнаружил какой-либо инициативы в разрешении вопросов еврейского быта, однако, при нем были изданы некоторые облегчительные для евреев распоряжения, и потому выбор Макова свидетельствовал до известной степени, что у гр. Толстого не было намерения направить пересмотр законов непременно к репрессивным мерам; утверждение же доклада гр. Толстого государем (4 февраля 1883 г.) указывало, что в тот момент государь не желал влиять лично на свое правительство в деле усугубления репрессий против евреев. Это положение вещей не изменилось и тогда, когда на место скончавшегося вскоре Макова был назначен граф Пален.

Большинство членов Высшей, или "Паленской", комиссии (см.) исходило из убеждения, что "конечная цель законодательства о евреях не что иное, как его упразднение, вызванное требованиями жизни, ходом просвещения и образованием народных масс".

Сама история русского законодательства о евреях, постепенно смягчавшегося, "учит, что существует лишь один исход и один путь, это – путь освободительный и объединяющий евреев со всем населением под сенью одних и тех же законов".

Но полная гражданская правоспособность евреев может быть достигнута лишь после ряда долгих лет; освободительный путь должен быть пройден медленно и постепенно.


Поэтому "система репрессивных и исключительных мер должна быть заменена системою постепенных освободительных и уравнительных законов", хотя, вместе с тем, "при разрешении еврейского вопроса должна быть соблюдена величайшая осторожность и постепенность" (заключительная часть записки Комиссии, стр. 294).

Такое принципиальное разрешение еврейского вопроса соответствовало взгляду, которого правительство придерживалось раньше, в царствование Александра II.

......

Особенно важное значение должна была иметь намеченная Комиссией отмена установленного "временными правилами" запрещения евреям селиться в деревнях и селах.

Но весь пятилетний труд Комиссии остался без всякого практического результата.

Когда Комиссия закончила в 1888 году свою работу, взгляд государя на еврейский вопрос уже твердо определился в смысле отрицательного отношения к облегчению бесправия евреев, и потому законодательным предположениям Комитета не был дан ход.

К концу 80-х годов в "черту оседлости" проникли зловещие слухи, что государь "присоединился к мнению меньшинства" Паленской комиссии, высказавшегося за усиление системы репрессий против евреев. –

......

Частичное изменение законодательства о евреях. – Поводов для возбуждения еврейского вопроса было немало. При общей ломке того, что было сделано в предшествовавшее царствование, еврейский вопрос затрагивался при каждой контрреформе.

Насильственная смерть Александра II в разгар революционного движения побудила правительство обратить особое внимание на воспитание юношества и на борьбу с "вредными влияниями в школе"; виновными в деморализации юношества, наряду с "революционерами", были признаны учащиеся евреи.

Военное министерство, во главе которого с 1881 г. находился П. С. Ванновский, первое выступило с ограничениями для учащихся евреев. Приказом министра 10-го апреля 1882 г. число евреев, принимаемых в Военно-медицинскую академию, было сведено до 5% всего числа поступающих.

Этому примеру последовало Министерство государственных имуществ, установившее (8 авг. 1883 г.) ту же норму для приема евреев в Горный институт. В следующем году нормировка была распространена и на Институт путей сообщения. Тогда же вопрос об установлении ограничительной нормы для приема евреев возник и в Министерстве народного просвещения.

В 1883 году одесский генерал-губернатор Гурко в своем всеподданнейшем отчете указал на необходимость ограничить число евреев в гимназиях и прогимназиях 15% общего числа учеников или – что казалось ему еще более справедливым – нормой, равной отношению еврейского населения к общему. Это предложение вызвало отметку государя: "Я разделяю это убеждение" (печатный доклад члена Высшей комиссии А. И. Георгиевского, стр. 212).

На том же отчете, где говорилось о развращающем влиянии учеников-евреев на их христианских товарищей, государь написал: "На это необходимо обратить внимание" (К столетию Комитета министров).

Ввиду этого Комитет министров занялся возбужденным вопросом, но он все же не счел возможным войти в окончательное обсуждение целесообразности предложенной генералом Гурко меры, "как ввиду несомненно законодательного ее характера, так и особливой сложности вызываемых ею соображений", и поручил министру народного просвещения предварительно представить свое заключение.

......

Результатом всего этого явился известный циркуляр министра народного просвещения Делянова от 10 июля 1887 г., в котором было сказано, что "в видах более нормального отношения числа учеников-евреев к количеству учеников христианских исповеданий, признано нужным ограничить число учеников из детей евреев в местностях, входящих в черту постоянной оседлости их, 10%, в других местах, вне этой черты, 5%, а в С.-Петербурге и Москве – 3% всех учеников каждого среднего учебного заведения...." (Мыш, "Руководство к рус. зак. о евр.", 3-е изд., стр. 360).

Эта тяжелая репрессивная мера, лишившая тысячи еврейских детей права на среднее и высшее образование, была проведена не в законодательном порядке, а только по личному уполномочию, полученному на это министром народного просвещения от государя".



Дополню вышеизложенный материал, только небольшой информацией о том, как же было иудеям в славной российской армии.



Вопрос о национальном составе Российской Императорской Армии затрудняется тем, что вплоть до 1912 года в военной статистике вообще отсутствовала графа "национальность", её роль играла графа "вероисповедание".

По имеющимся статистическим данным на 1862-1869 годы около 70-77 % российского армейского офицерства составляли православные при общей доли православных в населении империи порядка 68 %.

Кроме того, католики составляли около 13 % офицеров при общей доле в населении около 8 %, протестанты порядка 7 % при доле в населении 3 %. Таким образом, количество протестантов и католиков было завышено.

Количество мусульман и иудеев было, наоборот, существенно занижено: мусульмане, составляя около 10 % населения империи, занимали лишь порядка 1 % офицерских должностей, а иудеям, составлявшим 3-4 % населения, офицерские чины фактически не присваивались совсем.

Император Николай I в 1827 году распространил рекрутскую повинность на евреев, призывавшихся в 12 лет (христиане – в 18 лет) с квотой десять рекрутов на тысячу мужчин (для христиан – семь на тысячу).

Одним из евреев, особо отличившихся на службе в царской армии, стал георгиевский кавалер Иосиф Трумпельдор,



ставший калекой на русско-японской войне 1905 года; в 1911 репатриировался в Палестину, где погиб во время перестрелки с арабским населением в 1920.



На призванных евреев оказывалось мощное давление с целью склонить их перейти в христианство "с целью искоренения иудейского фанатизма", а в текст присяги дополнительно были включены слова: "служить с полным повиновением военному начальству так же верно, как если бы были обязаны служить для защиты законов земли Израильской".

С 1836 официально разрешено награждать солдат – евреев Георгиевским крестом (отдельные случаи таких награждений были и раньше), что само по себе было двусмысленно, так как иудейская вера не признаёт христианского культа святых.

Также, хотя евреи призывались в рядовые, приём лиц иудейского вероисповедания в офицеры официально был запрещен.



Служба евреев в царской армии обставляется огромным количеством разнообразных ограничений: в 1829 запрещено назначать евреев в денщики, в 1832 разрешено производить евреев в унтер-офицеры "лишь за отличия в сражениях против неприятеля", в 1856 запрещено назначать евреев во флот, в 1882 ограничено количество евреев – военных врачей.

Реформы Александра II сопровождаются некоторым ослаблением подобных ограничений: в 1858 разрешается награждать евреев орденами, "для не христиан установленными", в 1860 разрешено набирать евреев на рядовые должности в гвардию, в 1861 разрешено производить евреев в унтер-офицеры на общих основаниях. Все эти ограничения до 1912 были не национальными, а религиозными, и не распространялись на выкрещенных евреев, но с 1912 и они стали подвергаться ограничениям.

Введение призыва евреев в армию сопровождалось массой злоупотреблений. Правые консерваторы обвиняют их в якобы массовой подделке метрических записей и подкупе врачей медкомиссий. Другой стороной злоупотреблений стала деятельность "хаперов", занимавшихся в буквальном смысле охотой на рекрутов.

По состоянию на 1913 год в Российской Императорской армии действовали следующие ограничения для лиц иудейского вероисповедания:

На должности военных врачей вводится процентная норма не более 5 % иудеев;

Запрещено принимать иудеев в военную полицию и жандармские дивизионы;

Профессиональных врачей иудейской веры запрещено назначать врачами в случае мобилизации;

Иудеям предписано питаться пищей из общего котла вместо кошерной, кроме праздников;

Запрещено набирать иудейских рекрутов в гвардию, флот, команды интендантского ведомства, писари, в конвойные команды, в пограничную и карантинную стражу, в крепостную артиллерию и миномётные роты;

Запрещено допускать иудеев в юнкерские училища, и к экзаменам на чин прапорщика запаса!

Ну и что бедному еврею в такой жизни делать? Ни капитала тебе приличного честно заработать ни личным геройством в чины и звания выбиться!!!

Оставалось только одно!

Идти в революционеры и они шли и делали революции...




Для наглядности вот вам список членов первого советского правительства...

(дополнительные сведения находятся тут:http://www.rus-sky.com/history/library/sutton1/)

И особенно тут: (http://www.e-reading.org.ua/bookreader.php/133676/Satton_-_Uoll-strit_i_bol'shevistskaya_revolyuciya.html)

Совет народных комиссаров:

01. Председатель СНК Ленин (Ульянов-Бланк)

02. Комиссар по иностранным делам Чичерин

03. Комиссар по делам национальностей Сталин (Джугашвили)

04. Комиссар земледелия Прошьян

05. Комиссар армии и флота Троцкий (Бронштейн)

06. Председатель Высшего экономического совета Ларин (Лурье)

07. Комиссар по восстановлению Шлихтер

08. Комиссар госземель Кауфман

09. Комиссар госконтроля Ландер

10. Комиссар общественных работ Шмидт

11. Комиссар социального призрения Лилина (Книгиссен)

12. Комиссар народного просвещения Луначарский (Баилих)

13. Комиссар вероисповеданий Шпицберг

14. Комиссар общественной гигиены Анвельт

15. Комиссар внутренних дел Зиновьев (Апфельбаум)

16. Комиссар финансов Гуковский

17. Комиссар печати Володарский (Коган)

18. Комиссар по делам выборов Урицкий

19. Комиссар юстиции Штейнберг

20. Комиссар по делам эвакуации Шегинштейн

21. Его помощники: Равич

22. Заславский

Военный комиссариат:

01. Комиссар армии и флота Троцкий (Бронштейн)

02. Предревштаба Северной армии Фишман

03. Председатель Совета армий Западного фронта Позерн

04. Политический комиссар Московского военного округа Губельман (Ярославский)

05. Политический комиссар Витебского военного округа Дейб

06. Политический комиссар 12-й армии Шейчик (Мейчик?)

07. Политический комиссар Самарской дивизии Бекман

08. Политический комиссар штаба 4-й армии Ливенсон

09. Военно-судебный комиссар 12-й армии Ромм

10. Комиссар военных реквизиций г. Слуцка Кальманович

11. Военный комиссар Самарской дивизии Глузман

12. Комиссар реквизиций отряда Московского военного округа Зусманович

13. Председатель Главного Московского военного совета Троцкий (Бронштейн)

14. Его помощники: Гиршфельд

15. Склянский

16. Члены того же совета Шородак

17. Петч

18. Военные комиссары Московской губернии Штейнгард

19. Дулис

20. Ком. школы пограничной стражи Глейзер

21. Политические комиссары 15-й дивизии Дзелис

22. Полонский

23. Ком. Военного совета Кавказских армий Лехтинер

24. Чрезвычайные комиссары Восточного фронта Бруно

25. Шульман

26. Члены Кавказского Военного совета Розенфельд

27. Майнгоф

28. Розенгольц

29. Командующий Красной Армией в Ярославле Геккер

30. Начальник Петроградского военного комиссариата Пейгер

31. Политкомиссар Петроградского военного округа Гиттис

32. Командующий Восточным фронтом Вацетис латыш

33. Член совета Военной коммуны (бывший австрийский офицер) Кольман

34. Начальник Московского военного округа Бицис

35. Военный комиссар Московского военного округа Метказ

36. Начальник обороны Крыма Зак

37. Командующим Курским фронтом Слузин

38. Его помощник Зильберман

39. Политкомиссар Румынского фронта Спиро

40. Уполномоченный на мирных переговорах с Германией Давидович

Комиссариат внутренних дел:

01. Нарком Зиновьев (Апфельбаум)

02. Начальник отдела пропаганды Гольденрудин

03. Помощник наркома Урицкий

04. Председатель экономической комиссии Петроградской коммуны Эндер

05. Вице-председатель комиссии гигиены Рудник

06. Комиссар по эвакуации беженцев Фенигштейн

07. его помощник: Крохмаль (Загорский)

08. Комиссар Петроградской печати Володарский (убит)

09. Петроградский городской голова Шнейдер

10. Московский городской голова Минор

11. Комиссар московской печати Красиков

12. Комиссар Петроградской милиции Фаерман

13. Начальник бюро печати Мартинсон

14. Московский комиссар общественной безопасности Розенталь

Члены Петроградской Чрезвычайной Комиссии:

Мейнкман (Шейнкман?), Гиллер, Козловский, Модель, Розмирович, Диасперов, Иселевич, Крассиков, Бухан, Мербис, Пайкис, Анвельт

Председатель комиссии Трубецкого бастиона и Петропавловской крепости Модель

Члены Московской Чрезвычайной Комиссии:

Председатель Дзержинский

Зам. председателя Петерс

Шкловский, Кнейфис, Цейстин, Розмирович, Кронберг, Хайкина, Леонтович, Ривкин, Делафабр, Блюмкин, Александрович, Циткин, Рейтенберг, Финес, Закс, Гольдин Я., Гельперштейн, Книгиссен, Дейбкин, Шипленкус, Розмирович, Свердлов, Карлсон, Лацис, Дейбил, Закис, Янсон, Шаумян, Сейзан Фогель, Антонов

Начальник Таганской тюрьмы Либерт

Комиссариат Иностранных дел:

01. Нарком Чичерин

02. его помощники: Карахан,

03. Фритче

04. Директор паспортной экспедиции Марголин

05. Посол в Берлине Иоффе

06. Начальник бюро печати и информации при посольстве в Берлине Аксельрод

07. Чрезвычайный уполномоченный в Париже и Лондоне Бек

08. Посланник в Христиании (ныне – Осло) Бейтлер

09. Консул в Глазго Малкин

10. Председатель мирной делегации в Киеве Раковский

11. Его помощник Мануильский

12. Генеральный консул в Киеве Грюнбаум (Кшевинский)

13. Юрисконсультант Астшуб (Ильсен)

14. Генеральный консул в Одессе Бок

15. Посол в США Мартенс

Комиссариат финансов:

01. Первый комиссар Мервжинский (за подозрительную деятельность был выслан из Парижа)

02. Комиссар Гуковский

03. Его помощник Аксельрод

04. Директор канцелярии Закс (Гладнев)

05. Главный секретарь Хаскин

Администрация народных банков: Михельсон, Закс, Аксельрод, Садников

Финансовые агенты:

01. В Берлине Ландау

02. В Копенгагене Воровский

03. В Стокгольме Шенкман

04. Главный ревизор народных банков Кан

05. Его помощник Горенштейн

06. Главный комиссар по ликвидации частных банков Априк

07. Его помощник Ковш

Члены технической комиссии по ликвидации частных банков:

01. Элиашевич

02. Гифтлих

03. Рогов

04. Лимерих

05. Розенштейн

06. Плат

Комиссариат юстиции:

01. Нарком Штейнберг

02. Комиссар кассационного департамента Шредер

03. Председатель Московского революционного трибунала Берман

04. Комиссар Сената в Петрограде Бер

05. Председатель Верховной Революционной комиссии Республики Троцкий

06. Председатель следственной комиссии при ревтрибунале Глузман

07. Прокурор трибунала Фридкин

08. Старший секретарь кодификационного отдела Гойнбарк

09. Следователи трибунала: Легендорф,

10. Слуцкий

11. Старший секретарь народной коммуны Ширвин

12. Комиссар по народной защите Луцкий

Народные защитники:

01. Антокольский

02. Аранович

03. Байер

04. Биск

05. Гундар

06. Давидов

07. Кастарянц

Комиссия гигиены:

01. Комиссар Дауге

02. Начальник фармацевтического отдела Раппопорт

03. его помощник: Фукс

04. Директор комиссии по борьбе с венерическими болезнями Вебер

05. Директор по заразным болезням Вольсон

Комиссариат народного просвещения:

01. Нарком Луначарский

02. Директор I-го департамента Познер

03. Директор II-го департамента Гройним

04. Зав. делопроизводством наркомата Альтер

05. Комиссар Северной области Грюнберг

06. Председатель комиссии Воспитательного института Золотницкий

07. Начальник муниципальной секции Лурье

08. Начальник отдела пластический искусств Штеренберг

09. Начальник театральной секции Розенфельд (жена Каменева)

10. ее помощница Зац

11. Главный секретарь наркомата Эйхенгольц

Члены профессора Соцакадемии наук:

акад. Крачковский, историк Покровский, Рейснер, Фритче, Колтулон, Урсинен, Куусинен, Тоно, Сирода, Крупская

Почетные члены Соцакадемии наук:

Меринг, Гаазе, Люксембург, Цеткин

Литературное бюро Московского Пролеткульта:

Эйхенгольц, Лебедев (Полянский), Херсонская, Зайцев В., Брендер, Ходасевич, Шварц

Комиссариат по оказанию социальной помощи:

01. Нарком Лилина (Книгиссен)

02. Директор Паузнер

03. Главный секретарь Гельфман

04. Помощник секретаря Гауфман, Роза

05. Директор пенсионного отдела Левин

06. Директор канцелярии Розенталь

Комиссия по общественным работам:

01. Нарком Шмидт

02. Его помощник: Радус

03. Начальник комиссии общественных сооружений Гольдбарк

04. Комиссар по общественным сооружениям Вольтман

05. Его помощник Кауфман

06. Главный секретарь Раскин

07. Директор отдела взрывчатых веществ Зарх

Комиссия по восстановлению г. Ярославля:

01. Председатель Тартаковский

02. Главный контрагент Заблудский

Советские делегаты Красного Креста:

01. В Берлине Радек (Собельсон), принимал участие в антиправительственном движении "Спартак", за что выслан из страны вместе с 18 другими советскими революционерами

02. В Вене Берман, арестован и выслан из Австрии вместе с 13 другими революционерами – членами местной компартии. При аресте найдено 2,5 млн. крон.

03. В Варшаве Клоцман, Альтер, Веселовский. Последний выслан из Польши вместе с пятью другими революционерами. При аресте у них найдено 3 млн. рублей.

04. В Бухаресте Нейсенбаум

05. В Копенгагене Баум

07 Председатель ЦК Красного Креста в Москве Свердлов, Вениамин Моисеевич (брат Якова Свердлова)

Комиссары в провинциях:

01. Комиссар по Сибири Хайтис

02. Председатель Сызранского рабочего совета Берлинский

03. Председатель Казанского рабочего совета Шенкман (расстрелян восставшими чехословаками)

04. Председатель Донецкого совета угольных копей Ливенсон

05. Народный комиссар Донецкой республики Рехенштейн (убит дроздовцами)

06. Председатель Ярославского рабочего совета Закхейм

07. Председатель Царицынского рабочего совета Юрман

08. Председатель Оренбургского рабочего совета Вилинг

09. Председатель Пензенского рабочего совета Либерзон

10. Председатель Таврического рабочего совета Слуцкий

11. Председатель Киевского рабочего совета Дретлинг

12. Помощник председателя Киевского рабочего совета Глубергер (Наумов)

13. Комиссар Донецкой республики Лаук

14. Финансовый комиссар Западной области Самовер

15. Председатель Белоцерковской думы Рутгаузен

16. Его помощник Лемберг

Бюро профсоюзов (позднее – ВЦСПС):

Рафес (лидер Бунда), Давидсон, Гимберг, Бриллиант, проф. Смирнов

Ведущие Журналисты:

01. Газеты "Правда", "Известия", "Финансы и народное хозяйство"

Динн, Бергман, Диамант, Брансон, Торберт, Голин, Битнер, Альперович, Клейзнер, Стеклов (Нахамкес), Цигер (Ильин), Гроссман (Рощин), Лурье (Румянцев), Горький (Пешков)

02. Газета "Знамя труда"

Штейнберг, Ландер, Ярославский (Губельман), Эфрон, Шумахер, Левин, Биллин, Давидсон, Горький (Пешков)

03. Газета "Воля труда"

Закс, Кац, Полянский, Горький (Пешков)

04. "Торгово-промышленная газета"

Коган, Бернштейн, Гольдберг, Гольдман, Розенберг, Рафалович, Громан, Кулишер, Славенсон, Галлер, Гахман, Шушман, Бастель, Пресс, Мох, Эмансон

Комиссия по расследованию деятельности государственных служащих старого режима:

Председатель Муравьев

Члены: Соколов, Идельсон, Грузенберг, Соломон, Гуревич, Гольдштейн, Тагер

Комиссия по расследованию убийства императора Николая II:

Свердлов, Сосновский, Теодорович, Смидович, Розенгольц, Розин, Владимировский (Гиршфельд), Аванесов, Максимов, Митрофанов

Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ):

01. Председатель ВСНХ в Москве Рыков

02. Председатель Петроградского СНХ Эйсмонт

03. Заместитель председателя Петроградского СНХ Ландеман

04. Директор Петроградского СНХ Крейнис

05. Заместитель председателя СНХ в Москве Кравиков

06. Директор ВСНХ Шотман

07. Его помощница Хайкина

08. Начальник секции восстановления Кишвальтер

09. Наблюдающий за восстановлением Розенберг

10. Его помощник Сандич

11. Председатель комитета масляного производства Таврид

12. Председатель комитета рыболовства Кламмер

13. Председатель угольной секции Ротенберг

14. Председатель транспортной секции Хирзян

15. Его помощник Шлемов

16. Председатель металлургической секции Альперович

Бюро Высшего совета экономической секции:

Крейтман, Вайнберг, Ларин (Лурье), Губер, Гольдблат, Расинович, Ломов, Красин

Члены Кооперативнаой секции:

Любомирский, Кинтштук, Седельгейм, Тагер, Хайкин, Крижевский

Члены Угольной секции:

Косиор, Гольдман, Ленгниц, Хольцман, Шмит, Смит, Фалькнер, Рудзутак, Сортель, Блюм, Кацель, Суль, Четков

Совет Донецкого комитета ВСНХ:

Коган (Бернштейн), Очкис, Полонский, Лифшиц, Бихтер, Розенталь, Симанович, Кирш, Крузе, Биск, Классон

Бюро первого Совета рабочих и солдатских депутатов в Москве:

01. Председатель первого Совета рабочих и солдатских депутатов Модель

02. Председатель первого Совета солдатских депутатов Хунтиш Лейба

Члены: Сарх, Кламмер, Гронберг, Шенкман, Ротштейн, Левинсон, Краснопольский, Мартов (Цедербаум), Ривкин, Тапкин, Шик, Фалин, Андерсен, Вимба, Соло, Тер-Мичан,

Директор канцелярии Розенгольц

Секретари: Михельсон, Симсон, Клаузнер

Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) IV Всероссийского съезда Советов:

Председатель Свердлов, Янкель Моисеевич

Члены: Абельман, Зальтман (Павлович), Аксельрод, Мартов (Цедербаум), Красиков, Лундберг, Володарский, Левицкий, Урицкий, Суханов (Гиммер), Солнцев (Блейкман), Зиновьев (Апфельбаум), Троцкий (Бронштейн), Сирота, Ривкин, Цойбуш, Гольденрудин, Хаскин, Ландер, Аранович, Кац, Фишман, Абрамович, Гольдштейн, Фрик, Лихач, Кништук, Берлинраут, Дистлер, Черниловский, Смидович Вениамин

Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) V Всероссийского съезда Советов:

Члены: Ленин, Бухарин, Крыленко, Тележкин, Бруно, Бреслау, Петерсон, Петерс, Волах, Терьян, Аванесов (секретарь ЦИК), Цирцивадзе, Бабчинский, Бейнберг, Гайлес, Шенкман, Рудзутак, Карахан, Шлихтер, Гайсберг, Даниловский, Старк, Штейнман, Закс, Эндлинг, Диманштейн, Левин, Юрмак, Иоффе, Харкман, Книгиссен, Каменев, Зиновьев, Красиков, Розенталь, Канник, Лакзес, Кинштук, Луначарский, Розин, Стучка, Свердлов, Смилга, Стеклов, Сосновский, Скрыпник, Троцкий, Теодорович, Урицкий, Фельдман, Фрумкин, Ашкинази, Радек, Шиянский

ЦК РКП (б):

Ленин (Ульянов), Крыленко, Троцкий (Бронштейн), Зиновьев (Апфельбаум), Ларин (Лурье), Луначарский (Мандельштам), Урицкий (Родомысльский, убит), Володарский (Коген, убит), Каменев (Розенфельд), Смидович, Свердлов, Нахамкес (Стеклов)

А в качестве завершающего так сказать аккорда, я закончу эту часть вот этой цитатой из еще одной книги "КТО ПРАВИЛ СОВЕТСКОЙ РОССИЕЙ в 1918-1919 гг"

http://begunov.spb.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=227

"Антинациональный и антинародный характер Первого иудео-большевистского правительства Советской России очевиден. Этот факт разъясняет многое. Он изобличает фальсификаторов, которые называют Октябрьский переворот "народной революцией" и "русским явлением", восходящим чуть ли не к пугачевскому бунту, к революционерам прошлого столетия Бакунину и Ткачеву.

Наш ново утверждённый факт господства сионо – большевизма на одной шестой части суши – бесспорен, хрестоматиен. Он войдет во все учебники истории победившей и навеки свободной от зла России!"

Для особо недовольных моей статьей, я прошу вас сильно вас не огорчатся и на меня зло не держать.

Вы вот загляните сюда! Здесь и автор и посолиднее и аргументы у него убойные, а не академические!!!


http://poiskpravdy.wordpress.com/2009/12/18/putmed/

И всего этого бы наверно не было, если бы не главный машинист Российской империи "настоящий русский царь Александр III"...который забив предохранительный клапан, раскочегарив при этом имперский паровоз, обрушил вследствие этого через 29 лет Россию в кровавую революцию...

(конец ч. 6)



Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua