Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Брест-Литовская крепость. Июнь 1941 г. ч.14-2


-2
Рейтинг
-2


Голосів "за"
3

Голосів "проти"
5

Так писалась история для толпы...

Брест-Литовская крепость. Июнь 1941 г. ч.14-2
ч.14-2

А оборону не отрабатывали ни на каких уровнях."

Третий день войны

http://www.youtube.com/watch?v=jtgwayvwWZE&feature=player_embedded

Вот такие простые доводы. И с ними объективно настроенному читателю невозможно не согласится.

И напоследок, нам осталось рассмотреть еще один вопрос

Как сами немцы оценивали по итогам боев события Брестской крепости.

Все немецкие штабные документы были тщательно сокрыты от "советских людей" во времена СССР и только относительно недавно эти документы были преданы гласности...

Правда первый их цитируемых мною документов, в СССР стал известен еще в 1943 г. когда был захвачен в одном из штабов 45 немецкой дивизии воевавший на Восточном фронте.

И С. Смирнову, как проверенному партийцу и идейному советскому писателю, при его работе над в его книгой о Брестской крепости, дали ознакомится с этим документом и он в некоторых местах своей работы, приводит небольшие отрывки их него.

А теперь читатель может сам познакомится с полным текстом итогового документа о штурме Брест – Литовской крепости.

Отчет командира 45 I.D. генерал-майора Фрица Шлипера

о штурме Брест-Литовска.


Iа N1386/41 geh.

45-я дивизия штаб-квартира дивизии, 08.07.1941

Отчет о штурме Брест-Литовска

Задача дивизии, подготовка сил и артиллерийский план огня для нападения на цитадель Брест-Литовска исходят из приказа дивизии и приказа по артиллерии.

22.6. Артиллерийский план нападения был рассчитан не так сильно на фактическое действие, как скорее полностью на неожиданность.

Это должно было быть, так как артиллерийское обеспечение вопреки многократным заявлениям дивизии было недостаточно, и так как длительное действие артиллерии не могло проводиться, если должно было использоваться моральное действие огня тяжелых метательных установок.

Так как заряженные тяжелые метательные установки должны были стоять на почти открытых огневых позициях (досягаемости!), было необходимо, что они стреляли немедленно при начале нападения, и следовательно, через несколько минут после часа X двинулась пехота, используя при нападении огонь метательных аппаратов.

Было бы желательно проводить первоначально одну более длительную артиллерийскую подготовку и только тогда позволять вести огонь метательным аппаратам; из-за опасности, что тогда метательные установки и их боеприпас подвергнутся вражескому противодействию, от этой мысли пришлось отказаться.

То, что тяжелый метательный аппарат не мог разрушать подвалы и казематы крепости, было известно и неоднократно подчеркивалось командиром дивизии как особая слабость действия артиллерии.

Распределение огня метательных аппаратов приблизительно соответствовало предложению командира Nbl.Rgt.z.b.V.4., однако командир дивизии распорядился о более сильном сосредоточении огня на Центральном острове, чем было предложено.

Сначала артиллерийское оснащение дивизии должно было составлять кроме дивизионной артиллерии (9 легких, 3 тяжелых батареи) только тяжелые метательные аппараты (9 батарей = содержат 2880 выстрелов) и двух 60 см орудий, которые могли швырять, однако только за 5 минут по одному выстрелу, и поэтому и из-за их ограниченного поля обстрела участвовать в нападении только ограниченное время.

Наконец, выдвинутые с этими обоснованиями просьбы об усилении артиллерии дали в итоге личным вмешательством генерал-лейтенанта Хайнеманна (командующий 302-м штабом артиллерийского объединения) выделение 9 мортир с небольшим обслуживающим персоналом (из чего дивизия собственными силами, за последние дни перед нападением, создала хорошо работающий мортирный дивизион), и штаб 27-го артиллерийского командования, в тяжелые дни нападения оказавшийся очень пригодным при управлении огнем. Кроме того, командир ХII.А.К. на первые 5 минут нападения клал огонь 2 мортирных дивизионов 34-й и 31-й дивизии на цитадель; однако это не являлось достаточным усилением.

22.6. Первоначально ошеломление русских артиллерией и огнем метательных аппаратов и очень энергично осуществляемым нападением пехоты дало в итоге следующие успехи:

1) Железнодорожный мост через Буг взят с налета, подрывные заряды удалены, и мост (как и следующий небольшой железнодорожный мост) защищен. Стал возможным переход войск по железнодорожному мосту.

2) Наступлением I.R.130 к югу от крепости, огибая город Брест-Литовск, в течение первой половины дня были взяты неповрежденными решающие для танковой магистрали N1 мосты через Мухавец к юго-западу и к юго-востоку города; в быстром овладении приняли существенное участие штурмовые лодки 81-го саперного батальона, прорвавшиеся вверх по Мухавцу. Мосты оборонялись от русских контратак, поддерживаемых танками, усиленным I.R. 130.12 русских танков уничтожены.

3) Мост через Буг по южному краю цитадели мог быть построен раньше времени; кроме того, 81-й саперный батальон под вражеским огнем строил 8 т. временный мост у ее северной окраины.

Тем не менее уже скоро (примерно 5.30[449] – 7.0 ч.) выяснилось, что русский снова успокоился и начал настойчиво и упорно защищаться, особенно позади наших передовых рот, используя пехотное оружие и находящихся в цитадели 35-40 танков и разведывательных бронеавтомобилей; показывая при этом свое мастерство в качестве снайперов и в стрельбе навскидку с деревьев, из слуховых окон и подвалов – их огонь был действенным и причинял нам тяжелые потери в офицерах и младших командирах.

Страх быть застреленным при пленении – как обучили солдата комиссары, – наверное, очень способствовал решению защищаться до самого конца.



В ранние предполуденные часы прояснялось, что артиллерийская поддержка ближних боев в цитадели невозможна, так как наша пехота оказалась очень тесно втянута в бой с русским и собственная линия частично не устанавливалась вовсе в путанице строений кустов, деревьев, обломков, частично была даже отрезана русскими гнездами сопротивления или окружена.

Неоднократные попытки действовать отдельными пехотными, противотанковыми орудиями и легкими полевыми гаубицами, ведя огонь прямой наводкой, не удавались из-за недостаточного обзора и угрозы собственным людям, а также из-за сильной кладки крепости.

Не оказала никакого действия и проходящая рядом батарея штурмовых орудий, которую командир I.R.135 собственным решением подчинил себе во второй половине дня.

Также использование новых сил I.R.133 (до сих пор резерв корпуса) на южном и западном островах с 13.15 ч. не привело к какому-либо изменению положения: где русский был прогнан или выкурен, из подвалов, домов, канализационных труб и других убежищ спустя некоторое время появлялись новые силы и превосходно стреляли, так что потери увеличивались.

Для зачистки города и уничтожения русских танков, которые, возможно, прорвались бы к городу из цитадели, к северу от Северного острова в районе железнодорожного депо (слияния железнодорожных путей) (северо-западнее Брест-Литовска) был подведен 45-й противотанковый дивизион (без 1-й роты, приданной I.R.130), где он неоднократно имел случай подбивать русские танки.



Примерно в 13.50 ч. командир дивизии собственным наблюдением при I.R.135 (северный остров) убедился, что в пехотном ближнем бое цитадель не взять и примерно в 14.30 ч. решился отвести назад собственные силы так, чтобы они окружили бы цитадель со всех сторон, и далее (вероятно, после ночного отхода с раннего утра 23.6), вести тщательно пристрелянную, наблюдаемую стрельбу на разрушение, которая должна будет изматывать и уничтожать русских.

Это решение также настоятельно принималось в 13.30 ч. командующим 4-й армии, не хотевшим никаких бесполезных потерь, т. к. движение по магистрали и железной дороге уже возможно – нужно предотвращать воздействие на них противника, а в основном нужно морить русского голодом.

Вечером 22.6 были отданы команды по освобождению и блокированию цитадели – I.R.133 с I/A.R.98 (город Брест) и II/A.R.98 с запада, юга и востока, I.R.135 с III/A.R.98 с севера, преимущественно по внешнему валу.

Для стрельбы на разрушение дивизии был придан 854-й мортирный дивизион ограниченной подвижности (12 орудий), на позициях в районе Корощина (ранее приданный 31-й дивизии). Также были приданы 3 неподвижных мортиры (ранее приданные 34-й дивизии), которые, однако, не могли использоваться из-за недостатка в персонале и средствах связи; но их боеприпас подвозился и использовался для усиления огня.

23.6. Ночью части 133-го и 135-го пехотных полков, проникшие в цитадель, были отведены, согласно приказу, на блокадную позицию. Неприятным при этом было то, что русские тотчас вновь заняли оставленные районы, и далее, что группа немецких солдат (пехотинцы и саперы, сначала, конечно, их число не было известно) осталась блокированной в церкви цитадели (Центральный остров); время от времени с ними существовала радиосвязь. Впрочем, они имели при себе и несколько русских пленных.

С 5.00 ч. по Центральному острову и южному краю Северного острова велась наблюдаемая стрельба на разрушение, состоящая попеременно из тщательного разрушения артиллерийским огнем тяжелых орудий и сильных огневых налетов, во время огня активность русских стрелков на деревьях убавлялась, чтобы в большинстве случаев немедленно снова настойчиво и успешно оживать при приостановлении обстрела; распознавание стрелков, превосходно скрываемых камуфляжной формой, было очень трудно.

Примерно в 9.00 ч. от А.О. К.4 прибыл обещаемый автомобиль пропаганды с динамиком, который должен был разъяснять русским бесполезность их сопротивления и призывать их к сдаче в плен. Несмотря на его действия, дивизия пыталась подчинять проходящие мимо танки[451], так как было видно, что только с их помощью была возможна эффективная зачистка островов, избегая бесполезных потерь.

Между тем продолжалась планомерная стрельба на разрушение. К 14.00 ч. к командному пункту дивизии прибыли сначала малая, затем большая автомашины пропаганды с динамиком; после составления соответствующего текста они, в соответствии с господствующим направлением ветра, были посланы к I.R.135 (Северный остров) и там, после того как в 17.00-17.15 ч. было проведено сильное сосредоточение огня, должны были призывать русских к сдаче в плен, установленный срок сдачи – через 1,5 часа.

В самом деле, по этому призыву, в то время как артиллерийский огонь молчал, внезапно, с 18.30 ч., сдалось примерно 1900 русских; таким образом, возникало впечатление, что воля русских к сопротивлению существенно ослаблена и что при повторении артиллерийского огня и акции пропаганды цитадель падет без дальнейших потерь. Поэтому вечером агитационный автомобиль посылался еще к LR.133 (Южный остров), чтобы там также призывать к передаче. Однако здесь пропаганда не помогла, так как русские с наступлением темноты предприняли мощные попытки прорыва в направлении города на северо-восток и восток и очень сильный артиллерийский и пехотный заградительный огонь со всех сторон заглушал динамики.

24.6. После попыток прорыва и оживленного огня русских ночью стало ясно, что сдались лишь несколько не желающих воевать частей русских, а другие части, полные решимости продолжать борьбу, отказывались от какой-либо капитуляции; по высказываниям пленника, это были офицеры и комиссары, они то сами давали письменное обязательство сопротивляться до последнего, то принуждали к выдержке своих солдат, угрозой и запугиванием тем, что немцы расстреляют их в любом случае.

Командир дивизии решил, обеспечивая движение по магистрали и железнодорожному мосту, снова начать артиллерийский огонь, проводимый как медленная стрельба на разрушение попеременно с самыми сильными сосредоточениями огня. Между тем при приостановлении обстрела снова и снова должны были раздаваться призывы к сдаче в плен, чтобы подтачивать русский боевой дух.

Это решение определенно одобрено в беседе командира дивизии с начальником штаба А.О.К.4, передавшего требование командующего не лить бесполезно никакую кровь, необходимо лишь гарантировать движение на танковой магистрали.

Решение продолжать артиллерийский огонь было тяжелым, так как в церкви цитадели еще держались окруженные и при случайной радиосвязи просили о помощи; чтобы уменьшить потери, район вокруг церкви цитадели пришлось оставить свободным от обстрела и отказаться от использования реактивных установок, еще стоящих в боевом положении с примерно 150 метательными снарядами. В течение первой половины дня сдались отдельные русские.

На 11.30-11.45 ч. было предусмотрено новое мощное сосредоточение огня с последующим приостановлением обстрела и призывами к сдаче с использованием динамика.

Незадолго до этого с окруженными в церкви цитадели вновь удалась радиосвязь, и стало известно, что там держатся еще минимум 50 солдат, частью раненых и крайне изнуренных.

Вследствие этого было быстро принято решение: приказано во время "пропагандистской" отсрочки, в 11.45 ч. (в это время артиллерийский огонь должен был стихнуть) сильным налетом штурмового подразделения I.R.133 внезапно прорваться к церкви цитадели, чтобы спасти окруженных.

Используя особенно впечатляющий огневой налет 11.30-11.45 ч., I.R. 133 удалось спасти примерно 50 окруженных и одновременно взять Центральный остров, кроме нескольких зданий; также I.R.135 была взята западная часть Северного острова, позже II/ I.R.133 – Южный остров; при этом взято 1250 пленных.

На Центральном острове русские гнезда сопротивления остались в нескольких частях зданий и так называемом Доме офицеров, а в восточной части Северного острова (восточнее дороги с севера на юг) – в основном вал у северного моста (укрепление 145) и Восточный форт.

При чистке Центрального острова во второй половине дня русские пытались вырваться силами примерно до роты на восток в район мостов магистрали N1 над Мухавцом, они были уничтожены. Оживленная огневая активность русских из их гнезд сопротивления позволяла ожидать ночью новые попытки прорыва. Поэтому для обеспечения слабого места линии окружения между I.R.135 и III/I.R.133 ночью был вдвинут еще 45-й разведывательный дивизион. В самом деле, ночью русские пехотинцы и танки пытались вырваться, но были отбиты.

Дивизионный командный пункт переносился из Тересполя в Брест-Литовск.

25.6. С раннего утра продолжалась зачистка гнезд сопротивления, причем командиру I.R. 135 для зачистки Северного острова были приданы еще II./I.R.130 и Aufkl. Abt.45 с III. / I.R. 133. Действие артиллерии стало невозможным из-за узости районов. Пехотные средства из-за силы кладки были бесполезны; действия тяжелых танков или штурмовых орудий были бы успешными, однако их не было.

Еще исправный огнемет 81-го саперного батальона не мог приближаться к домам без бронированного огневого прикрытия.

Поэтому дивизия пыталась привести в боевую готовность несколько захваченных русских бронеавтомобилей, что ожидалось к 26.6.

Кроме того, ночью по предложению А.О. К.4 был придан бронепоезд N28 (3 французских танка Somua), чье использование ожидалось не ранее чем 26.6. Для исключения фланкирования из Дома офицеров на Центральном острове по Северному острову, действовавшего очень неприятно, 81-му саперному батальону с группами подрывников поручили зачистить этот дом и другие районы крепости.

С крыши дома были доставлены и подорваны на уровне оконных проемов подрывные заряды; слышали крики и стоны раненых подрывами русских, но они продолжали стрелять. Таким образом, день прошел с постоянными ближними боями и приведением в готовность танков.

26.6. На Центральном острове 81-й саперный батальон проводил подготовленный большой подрыв; из дома, боковая стена которого (метровая, из кирпичной кладки) разрушалась, извлекались примерно 450 пленных, которые частично принадлежали к коммунистической школе руководителей. Вместе с тем устранялась фланкировка против Северного острова.

Поэтому затем могла проводиться зачистка Северного острова, где как гнездо сопротивления оставался только лишь Восточный форт; к нему нельзя было приблизиться средствами пехоты, так как ведущийся из глубокого рва с многочисленными капонирами и из подковообразного двора превосходный винтовочный и пулеметный огонь сбивал каждого приближающегося.

Оставалось только решение принуждать русского голодом и прежде всего жаждой к капитуляции и применять, сверх того, все средства, ускоряющие его истощение, кроме всего прочего, такие как постоянный беспокоящий огонь тяжелых минометов (чтобы препятствовать его передвижение по рву или двору), обстрел танками в упор, передача призыва выкриком (мегафон) или метание листков в ров с верхней кромки. Французские и русские трофейные танки еще не были готовы к применению,

27.6. Благодаря перебежчику из Восточного форта стало известно, что там защищается примерно 20 офицеров и 370 рядовых с четырехствольным пулеметом, 10 легкими пулеметами, 10 автоматами, 1000 ручных гранат, имеющих достаточно боеприпасов и продовольствия. Воды мало, однако ее добывают из выкопанных дыр. Также в форту находятся женщины и дети.

Душа сопротивления – это майор и комиссар, главные силы окруженных принадлежат к 393-му зенитному дивизиону (42-я дивизия).

Наконец, к полудню могли быть задействованы французский танк Somua (2 танка бронепоезда N28 были не готовы к выезду) и русский захваченный танк (второй был исправен только условно из-за частых дефектов мотора); из-за их огня, в бойницы и окна русский стал существенно тише, но окончательный успех не был достигнут.

В дальнейшем было восстановлено штурмовое орудие (оставшееся лежать в поврежденном состоянии 22.6 на Северном острове), (частично удаленный замок приведен в исправность), подготовлено к выезду, приготовлен и поднесен необходимый боезапас. Чистились оставшиеся гнезда сопротивления (отдельные русские, которые снова и снова стреляли из самых невероятных убежищ, таких как мусорные ведра, кучи тряпья и т. д.). Из Восточного форта все еще отстреливались.

28.6. Продолжался обстрел Восточного форта при помощи танка и вполне боеспособного теперь штурмового орудия, но безуспешно. Поэтому командир дивизии распорядился установить связь с летчиками на аэродроме Малашевичи, чтобы выяснить возможность бомбардировок.

Результат: бомбы могут бросаться, для этого необходим отвод собственных подразделений за внешний вал и до Западного форта. Отвод проводился во второй половине дня под тщательным огневым прикрытием, чтобы из Восточного форта не смог вырваться русский.

К сожалению, приближающаяся глубокая облачность сделала бомбардировку 28.6 невозможной. Тесное блокирование Восточного форта было восстановлено; ночью для освещения Восточного форта использовались русские прожекторы (частью из автомобильных фар).

Русский все еще отвечал на каждое неосторожное сближение.

Введенные в бой в цитадели силы уменьшились, чтобы частично позволить подразделениям необходимый отдых.

29.6. С 8.00 ч. летчики бросали несколько 500 кг бомб, не оказавшие никакого действия, как и новый оживленный обстрел Восточного форта при помощи танка и штурмового орудия, хотя кладка была несколько разрушена.

На 30.6 подготавливалось нападение с бензином, нефтью и смазочным материалом, который должен был скатываться в бочках и бутылках во рвы форта и зажигаться ручными гранатами или сигнальными боеприпасами.

Во второй половине дня авиация повторяла бомбардировки 500 кг бомбами. Когда при этом была сброшена и (одна -автор) 1800 кг бомба, попавшая в угол стены рва и потрясшая своим взрывом также и город Брест, русские уступили: выпустив первоначально женщин с детьми, вечером сдались 389 человек – теперь они получили от своего руководителя, майора, разрешение на сдачу.

Они не были ни в коем случае потрясены, выглядели сильными и хорошо накормленными и производили впечатление дисциплинированных. Майор и комиссар не были найдены, они были обязаны застрелиться.

30.6. Ранним утром Восточный форт полностью осматривался, было извлечено несколько русских раненых и лежащих перед ним мертвых немецких солдат. Было найдено достаточно боеприпасов. Отдельные не просматриваемые помещения были выжжены.

На всем протяжении операции командование всегда могло пользоваться кроме радиосвязи также и проводной связью, которую образцово поддерживал 65-й батальон связи вопреки многочисленным водным преградам и постоянному вражескому огню.

Результатом тяжелого сражения дивизии с 22 по 29.6.41 стало:

1) Крепость и город Брест-Литовск захвачены; вместе с тем сделано возможным и защищено движение на важных линиях снабжения: танковой магистрали N1 и железной дороге Варшава – Брест-Литовск на восток.

2) Сильные части 2 русских дивизий (6-я и 42-я) уничтожены; добыча составляет, кроме всего прочего,

a) Оружие:14 576 винтовок, 1327 пулеметов, 27 минометов, 15 орудий 7,5 см, 10 орудий 15 см, 5 гаубиц 15 см, 3 пехотных орудия, 6 зенитных орудий, 46 противотанковых орудий, 18 прочих орудий

b) Лошади: 780 лошадей

c) Автомобили:36 танков и гусеничных тракторов, примерно 1500 автомобилей, в большинстве случаев непригодных.

В качестве пленных захвачено:

101 офицер, 7122 младших командиров и рядовых.

Кроме того, безвозвратные потери русских тяжелы. (более 2000-3000 человек- автор)

В качестве опыта можно сообщить:
1) Против старинных укреплений из сильной кирпичной кладки, усиленной бетоном, с глубокими подвалами и многочисленны ми запутанными убежищами, не действенен короткий сильный удар артиллерийского огня; требуется длительная, наблюдаемая стрельба на разрушение большой силы, которая действовала бы по районам укрепления.

Использование отдельных штурмовых орудий, орудий, танков и т. д. очень трудно из-за запутанности многих убежищ бастионов и большого числа возможных целей и не приводит к успеху из-за силы стен и сооружений.

Особенно неподходящие для таких целей тяжелые метательные установки.

Воздушные налеты с самыми тяжелыми бомбами являются превосходным средством для морального потрясения гарнизона в его укрытиях.

2) Внезапное нападение на крепость, в которой сидит решительный защитник, стоит большого количества крови, эта прописная истина с нова доказала себя в Брест-Литовске.

Сильные артиллерийские силы являются также мощным, поражающим средством.

3) Русский, в Брест-Литовске боровшийся сильными подразделениями исключительно упорно и настойчиво, показал превосходное пехотное обучение и доказал высокий боевой дух.

45-я дивизия решила поставленную ей задачу.

Потери тяжелые; они составляют:

убито и пропало без вести – 32 офицера, 421 унтер-офицеров и рядовых,

ранено – 31 офицер, 637 унтер-офицеров и рядовых.

Вопреки этим потерям и жесткой смелости русского твердый боевой дух дивизии, получающей пополнение в основном из непосредственной родины фюрера и высшего командующего, из области Верхнего Дуная, образцово выдержал до последнего дня кровавых ближних боев.

Подпись (Шлипер)
Источник: ВА-МА RH 26-45 27 "Meldungen, Gefechtsberichte".

Этому отчету в немецком Генеральном штабе дали ход и доложили о образцовом выполнении содами и офицерами 45 пехотной дивизии А. Гитлеру и он принял решении лично сам прибыть в Брест и посмотреть на успехи немецкого оружия.

Так же для участие в поездке А. Гитлер пригласил и Б. Муссолини своего главного военного союзника в Европе.

И по немецкому порядку, для организации такого визита были подготовлены ряд документов. Вот один из них -

"Плана-графика осмотра Брестской крепости германско-итальянской делегацией".

Командование армии 4, штаб-квартира армии 7.8.1941

Ia.Nr.2825/41 geh.



План-график осмотра цитадели Брест-Литовска иностранными офицерами

9.10. Приземление на аэродроме Тересполя.

Рапорт командующего 4-й армией генерал-фельдмаршала фон Клюге.

9.20-9.35. Короткий доклад генерал-фельдмаршала фон Клюге при помощи стенных карт:

a) о тактическом составе сил для штурма цитадели,

b) об использовании артиллерии и плане огня, включая орудия "Карл".

Доклад фельдмаршала Кессельринга об использовании военной авиации.

9.40-10.15 поездка от аэродрома Тересполя через Тересполь к входу в цитадель.

a) Во время поездки короткое указание на трудность артиллерийского наблюдения и необходимость позволять артиллерийским наблюдателям сопровождать передовые подразделения пехоты.

b) Короткий перерыв поездки для осмотра орудий "Карл". Короткий комментарий офицера.

10.20-11.40 поездка и прогулка по цитадели по специальному плану.

Короткие доклады и описания от 5 до (самое большее) 10 минут будут делаться на месте наиболее заслуженными военнослужащими 45-й дивизии, а именно:

a) офицером пехоты о пехотном бое,

b) артиллерийским офицером о подробностях и действии различных артиллерийских боевых средств,

c) саперным офицером о строении казематов и подземных пустот и одиночной борьбе штурмовых групп саперов.

В дальнейшем молодой офицер и унтер-офицер, отличившиеся своими особенно смелыми действиями, должны очень коротко (5 минут) рассказать о своих боевых переживаниях.

Эти краткие отчеты проходят каждый раз на том месте или в боевом объекте, где произошло боевое столкновение.

11.40. Выезд из цитадели через Тересполь к аэродрому Тересполя.

12.00. Крайнее время прибытия на аэродром.

12.00-12.30. Завтрак из походной кухни.

От командования армии Начальник штаба объединения Подпись (Блюментритт)

Источник: ВА-МА RH 20-4 192.

Следующий документ:

Доклад командующего 4-й армии генерал-фельдмаршала фон Клюге

А. Гитлеру о борьбе за цитадель Брест-Литовска.

"Первой задачей армии было – проломить русские пограничные укрепления между Влодавой и по обе стороны острова Мазовецкого, с основным направлением на правом фланге, по обе стороны Брест-Литовска, и затем нанести удар вдоль обоих ключевых танковых магистралей N1 и N2 первоначально подчиненным бронетанковым войскам Гудериана и вплотную следующим пехотным корпусом через Щара по обе стороны Слонима.

Для снижения потерь для первой атаки была привлечена вся артиллерия (в т. ч. и всех тыловых дивизий) и все имеющееся в распоряжении тяжелое пехотное оружие, на основном направлении обеспечено участие военной авиации.

Чтобы обеспечить тесное взаимодействие пехотного корпуса и танкового соединения, а также унифицированное артиллерийское использование на решающем участке фронта, армия передала здесь командование генерал-полковнику Гудериану, который подготовил и провел нападение по моим указаниям. Такая организация управления оказалась особенно ценной. Ключевым пунктом была крепость Брест-Литовска, однако прежде всего цитадель, уже сыгравшая важную роль в 1915 и 1939 годах.

Полный отказ от взятия крепости и ограничение лишь двусторонним обходом не были возможными, так как она блокировала важные переходы Буга и важные подъездные пути к обеим танковым магистралям, которые имели решающее значение для последующего ввода сил и прежде всего для снабжения. Карта 2 и увеличенный аэрофотоснимок показывают являющуюся предметом ожесточенной борьбы цитадель.

Она старинной конструкции, имеет очень сильную, устойчивую к разрушению каменную стену с высокими земляными выступами, многочисленными казематами и подземными, с трудом поражаемыми обширными ходами. Старицами Буга укрепление делится на несколько подобных островам частей.

Вся очень запутанная, с плотными группами деревьев и кустарников, территория, которую нужно было преодолеть, вследствие полного отсутствия хороших возможностей наблюдения представляла трудную задачу для артиллерии. Могли помочь только выдвинутые в передние ряды отдельные орудия и многочисленные подходящие со штурмовыми группами артиллерийские наблюдатели.

После неоднократных разведок и обсуждений на месте вся подготовка была окончена заблаговременно.

Основным принципом было – облегчить тяжелую задачу штурмовой пехоте и сберечь её от бесполезных потерь.

Насколько позволяли обстоятельства, стремились как можно меньше применять людей, напротив – задействовать как возможно более сильную артиллерию и прочие средства нападения при фронтальном наступлении на укрепление, но придерживаться, впрочем, мысли об охвате. Город Брест-Литовск должен был оставляться совсем незанятым, чтобы избегнуть любого связанного с большими потерями уличного боя.

Задача штурма цитадели выпала в составе XII. А.К., 45-й дивизии из Линца (на Дунае). Она заранее, уже на фортах Варшавы, выучила нападение.

Карты 3 и 4 дают организацию управления и развертывание артиллерии в общей и схематической форме.

Уже в 1915 году при штурме старых русских крепостей на Нареве и Бобре, в обоих случаях оказывалось, что сами эти укрепления удивительно выдерживали 21 см калибр. Поэтому армия делала все, чтобы улучшить первоначально недостаточное распределение артиллерии тяжелыми калибрами.

Организацию управления показывает карта 3.

Единое командование обстрелом цитадели было у командующего артиллерией-27, которым руководил, давая непосредственные указания по управлению огнем, генерал-лейтенант Хайнеманн, артиллерийский консультант 2-й танковой группы.

Подразделение сил показывает карта.

Карта 4 снова дает представление об артиллерийском развертывании и общем плане огня. Планы огня для отдельных боевых полос, на которых я не могу остановиться подробнее из-за недостатка времени, были подготовлены до мелочей.

Более продолжительная артиллерийская подготовка была невозможна, так как на неожиданности было построено нападение целой армии.

Также к ожидаемому действию против таких укреплений не привела бы и продолжительная концентрация "ураганного огня", так как отсутствовало любое наблюдение.

Поэтому обстоятельствами был продиктован упор на моральное воздействие – вызов короткого, но всеохватывающего огневого налета всех средств нападения, за которым сразу должен был последовать удар штурмовых отрядов.

Впрочем, затем должны были происходить бои за отдельные объекты нападения с использованием наблюдаемого огня отдельных орудий и средств пехоты и саперов.

На описании последующих теперь многочисленных и изменчивых мелких стычек вряд ли следует останавливаться в рамках доклада.

Это во время осмотра цитадели сделают в коротких рассказах достойные признания воины 45-й дивизии, которые вкратце покажут прямо на месте свои переживания.

Упорные и ожесточенные бои местного значения продолжались на цитадели с 22 по 29.6.

Когда, уже после первых дней, выяснилось, что жесткое сопротивление русских в цитадели достаточно существенно препятствовало жизненно важному движению через Буг по обе стороны укрепления, армия снова дала командиру 45-й дивизии команду избегать ненужных кровавых жертв, лишь окружить врага в цитадели и уничтожать его постепенно планомерным, не безрассудным использованием всех имеющихся в распоряжении боевых средств. Безразлично, пала бы цитадель на несколько дней раньше или позже.



Применялись все средства, чтобы задействовать наше многочисленное и превосходное оружие. При этом взаимодействовали артиллерия, штурмовое орудие, орудия "Карл", трофейные бронеавтомобили, которые подъезжали к бойницам, 8,8 см зенитная пушка, огнеметы, бензин, масло и т. д.

Результат этого применения оружия показывает та картина опустошения в цитадели, которую мы еще увидим. С благодарностью упомяну неутомимую помощь нашей военной авиации, которая прицельной бомбардировкой, в том числе бомбы 1800 кг, сломала последнее сопротивление врага 29.6.

Враг защищался упорно и ожесточенно.

Гарнизон состоял из сильных подразделений 6-й и 42-й русских дивизий и школы G.P.U.

В числе пленных 101 офицер, 7122 младших командиров и рядовых, захвачено 14 ООО винтовок, 1300 M.G., 103 орудия различных типов, 36 бронеавтомобилей, 1500 автомобилей. Кровавые потери врага особенно высоки.

В целом собственные потери составили: Погибшими: 32 офицера, 421 унтер-офицера и рядовых. Ранеными: 31 офицер и 637 унтер-офицеров и рядовых. 45-я дивизия из Остмарка дралась исключительно и может по праву гордиться своей работой, взятием цитадели Брест-Литовска.

Источник: NARA T312 roll 147.

Ну, а теперь впечатления непосредственного участника этих событий.

"Комендант Брест-Литовска"

(из воспоминаний коменданта Брест-Литовска генерала пехоты Вальтера фон Унру (визит Гитлера и Муссолини, борьба с партизанами).

В середине августа меня посетил начальник штаба армии полковник Блюментритт. Своего спутника – молодого стройного полковника – он представил мне как офицера генерального штаба, чего я не ожидал. Целью посещения было убедиться – считаю ли я цитадель и город абсолютно надежными, дал ли бы я для этого любую гарантию. Я подтвердил это. Загадка этого посещения должна была скоро проясниться. Через несколько дней я получил тайное сообщение, что Гитлер и Муссолини высадятся на аэродроме Тересполя, чтобы осмотреть цитадель. Я должен встретить их на аэродроме, обеспечить оцепление вплоть до цитадели и во второй половине дня заботиться об их безопасности вплоть до вылета.

2. Визит Гитлера и Муссолини.

В конце августа, около 9 ч. утра, на аэродроме Тересполя сели 2 "Юнкерса". Из одного вышел Гитлер с сопровождением, из другого – Муссолини с сопровождением. Я представился, впервые увидев фюрера, который поблагодарил обыкновенным приветствием, подняв руку, не заметив тех, кто стоял за мной, Муссолини и его сопровождение подали мне руки.

Руководство встречей вел командующий 4-й армией фельдмаршал фон Клюге, которому я раньше уже показал цитадель.

Сначала поездка шла к обоим 60 см орудиям, специально к этому посещению привезенных из Ганновера обратно на свои предыдущие орудийные позиции. Командир батареи должен был показать их Муссолини и создать впечатление, как будто бы мы имели еще много таких орудий. Муссолини спросил: "Вероятно, такой снаряд тяжелый? насколько?"

В ответ прозвучало: "Довольно тяжелый". Следующим вопросом было, насколько тяжелым является это гигантское орудие? Ответ – "очень тяжелым".

Муссолини усмехнулся – он думал то же самое... Третий вопрос: "Как далеко стреляет орудие?" Ответ: "Достаточно, но не слишком далеко". Так он отклонял вопросы. Лицо Гитлера изобразило насмешку. Однако я понял, что большого доверия между союзниками, кажется, не будет.

В цитадели пришлось раньше убрать осколки снарядов химических минометов, поэтому, собственно, кроме обломков и попаданий тяжелых орудий можно было увидеть немного.

Однако интерес был большой. Также была показана церковь, которая была обставлена как русский кинотеатр и пришла в упадок. Особенно обратили внимание на предпринятый Советами отвод реки в проток с целью: так как река Буг должна была стать границей, добыть расположенный на западе (за Бугом) остров цитадели для Советского государства.

Таким образом, оба господина, Гитлер всегда впереди, гуляли 2 часа по цитадели, не разговаривая друг с другом и без свидетельств вежливости.

Затем все вернулись на аэродром, где имелся завтрак из походной кухни. Я как раз хотел удалиться, как полковник, который посещал меня раньше в сопровождении полковника Блюментритта и теперь известный мне как полковник Шмундт, адъютант фюрера, последовал за мной и передал требование, что я должен сесть под шатровой крышей фюрера.

Там за столом сидели рядом Гитлер и Муссолини. Я должен был сесть за другой стол, рядом с начальником генерального штаба, Кавальеро, спиной к Гитлеру, с итальянским офицером генерального штаба, Кейтелем и Йодлем. Гитлер рассказывал Муссолини о немецком продвижении, которое уже ушло за Смоленск.

Я слышал лишь, что Гитлер не признавал Урал ни как преграду, ни как границу Азии. В это время мне стало страшновато перед таким кажущимся рискованным предприятием.

Впрочем, Гитлер слушал мои беседы с Кавальеро, причем, проявив, пожалуй, особенный интерес к моим представлениям о будущем Украины.

Я описывал мои переживания с этим испытывающим жажду к свободе народом, выступал за их свободу в качестве независимого государства и высказал свое представление, как следует организовать украинцев для защиты их страны.


Я слышал позже от Кейтеля, что Гитлер якобы говорил: этот генерал действительно имеет чутье, пусть работает, но его взгляды были вздором. Я думаю совсем иначе об украинском вопросе. Я не буду себя связывать с заботой о всеобщем будущем.

Не обратив на меня внимания, он снова отбыл теми же самолетами".

В связи с понятие вопроса перед Гитлером об Украине и украинцах, то чтобы понять, о чем говорил и в чем был убежден генерала пехоты Вальтера фон Унру и почему в Украине и до сейчас нет единого мнения о событиях 1941-1945 годов, настоятельно рекомендую всем посмотреть немецкую кинохронику о занятии Львова и штурме Минска.

http://www.youtube.com/watch?v=GXc2S3ejWVE&feature=player_embedded

Теперь, когда читатель ознакомился с вышеприведенной информацией, я могу перейти и к формулировке ответа на наш центральный вопрос

"Зачем А. Гитлер и Б. Муссолини в августе 1941 г. побывали в Брестской крепости?"

Это была первая поездка фюрера на Восточный фронт и А. Гитлер из политических мотивов, для о более активного привлечении союзников – итальянцев, венгров, румын в войну против СССР взял в эту поездку и своего главного союзника Б. Муссолини

23 августа 1941 г. Б. Мусолинни с охраной, обслугой и небольшой свитой прибыл был Растенбург – город в Восточной Пруссии, близ которого находилась новая ставка Гитлера "Вольфшанце" специально построенная для управления Восточным походом

В военном дневнике начальника Генерального штаба сухопутных войск вермахта Франца Гальдера, в записи за 25 августа, читаем: "15-18.30 -визит дуче (Муссолини). Он прибыл в штаб-квартиру ОКХ (Генеральный штаб сухопутных войск, находился под г. Ангербургом – неподалеку от основной ставки. – В.С.) в качестве личного гостя фюрера. Ему была организована встреча на вокзале".

Из Растенбурга в Брест добирались по воздуху. Начальник личной охраны Гитлера группенфюрер СС Ганц Раттенхубер 28 ноября 1945года показал следующее:

"...Гитлер и Муссолини ездили каждый в своем отдельном спец. поезде. Полеты в Брест и Умань также совершались в разных самолетах, ибо поэтому поводу имелось специальное указание Гитлера. Пилотом для Муссолини фюрер назначил своего шеф-пилота генерал-лейтенанта Баура, а самолет Гитлера вел полковник Дольди". Типом самолета в большинстве современных публикаций называется "Кондор" (4-моторный"Фокке-Вульф Fw 200 Кондор").

"Гитлер пригласил Муссолини посетить вместе с ним Брест-Литовск.Помимо прочего, дуче должен был стать свидетелем применения германской гаубицы калибра 60 сантиметров (об этой самоходной артиллерийской установке американцы написали в 1966 году следующее: "600-миллиметроваяосадная мортира "Карл" стреляла бетонобойным снарядом весом 2,5 тонны на 4 мили, одного снаряда хватило бы для разрушения большей части городского квартала.

Это была наиболее разрушительная артиллерийская система, придуманная человеком до атомной эры". – В.С.).

К полету в Брест-Литовск было подобрано несколько Ju-52 (пассажирский и военно-транспортный самолет "Юнкерс-52". – В.С.).

....

Там Гитлера и Муссолини приветствовало большое число высших офицеров, ... После короткого обеда колонна автомобилей отправилась в Брест".

На мосту перед Тереспольскими воротами запечатлен главный автомобиль кавалькады, ведомый личным шофером фюрера Эрихом Кемпкой.

Гитлер и Муссолини спереди и сзади прикрыты адъютантом и офицерами охраны.Обращает на себя внимание тот факт, что над Тереспольскими воротами нетполуразрушенной башни (той, что была надстроена еще в польский периодкак общежитие для холостых офицеров), остатки которой к визиту фюрераразобрали от греха подальше.

По свидетельству начальника личной охраны, Гитлер и Муссолини "посетилив Брест-Литовске только крепость. На время посещения крепость была окружена батальоном сопровождения фюрера и закрыта для проникновения туда военнослужащих и гражданских лиц".

"Гитлер осмотрел новые германские гаубицы, которые применялись для обстрела крепости. Он описал Муссолини эффективность этого могучего оружия и ужасающиепоследствия его применения для гарнизона...

По словам Гитлера, много солдат противника погибло еще в казармах, поскольку ударная волна была настолько мощной, что у них лопнули легкие. Муссолини также поинтересовался тем, какие последствия взрывы имели для стен крепости".

В "экскурсии" по Брестской крепости фюрера сопровождали рейхсмаршалГеринг, министр иностранных дел Риббентроп, фельд-маршал Кессельринг;дуче – начальник итальянского генштаба маршал Уго Кавальеро.

В качестве гида выступил командующий 4-й армией фельдмаршал Гюнтер фон Клюге, дивизии которого непосредственно брали город и крепость.

Страхуясь на случай неудобных вопросов о волоките со взятием крепости, наличия которой вермахт вообще не должен был заметить, Клюге и командир 45-йпехотной дивизии Шлипер организовали выставку трофейной техники, которая стаскивалась со всей округи. Обошлось, диктаторы были заняты другими мыслями и разговорами.

В Бресте вожди не ночевали. Тем же вечером они сели каждый в свой поезд и отправились в Вишневу (Галиция), где находилась одна из ставок Гитлера.

На 5.30 следующего утра был назначен вылет из близко расположенного польского города Кросно на украинскую Умань, под которой произошло крупное сражение с участием итальянских войск и были взяты в плен десятки тысяч красноармейцев. Муссолини не терпелось увидеть все своими глазами и принять парад итальянских подразделений. Спец. поезд оставили в тоннеле, специально сооруженном в качестве отстойника на случай бомбардировок".


Как видим, для А. Гитлера захват Брест-Литовской крепости, был лишь веский повод продемонстрировать перед своим главным европейским союзником, всю мощь и силу немецкого Вермахта и вселить в Муссолини и его армию дополнительную веру, в скорую победе немецкого оружия.

Сама ж Брестская крепость как это видно из всей приведенной в этой работе информации стратегического значения не имела никакого. И она вообще к обороне не предназначалась.

Крепость была нужна советскому командованию, как огромный казарменный форт, оказавшийся 22 июня 1941 года "большой западней" для собранных там советских войск.

Которые не столько оборонялись в крепости, как несколько раз организованно пытались из нее вырваться, неся при этом большие потери в живой силе и расходуя дефицитные боеприпасы.

После захвата города Бреста (23.06.1941 г.) для вывода войск из крепости можно было использовать только северные трех арочные ворота, но именно по ним был сосредоточен наиболее сильный огонь немецких войск.

В создавшемся безвыходном положении, около 1900 солдат и офицеров, к вечеру 24 июня 1941г сдалось в плен и это окончательно подорвало боеспособность защитников крепости.

Все остальные боевые действия в период с 25 по 30 июня 1941 г. этот отдельные боевые столкновения с разрозненными группами советских солдат, укрывшихся в развалинах крепостных бастионов.

И тут встает одна важная проблема, которую упорно игнорирует историки.

Как нам относится к тем советским солдатам и офицерам, кто сдался в плен до 25 июня 1941 г. и к тем, кого принудили сдаться в плен к 30 июня 1941г?

Считать ли нам одних предателями, а вторых героями?

Правильным ответом, на этот вопрос будет считать всех их жертвами противостояния двух империй: нацисткой и советской, при разделе ими сфер геополитического влияния в мире.

А если сказать более прямо, по-солдатски, то советские солдаты в войне 1941-1945 годов для советского командования были тем, кого еще можно назвать "пушечным мясом".

Это выражение в обиход ввел Шатобриан в работе "О Бонапарте и Бурбонах", опубликованный после вступления союзных войск в Париж в 1814, и дословно оно прозвучало так:

"Презрение к человеческой жизни и к Франции, – пишет он, – достигло такой степени, что новобранцев называли сырьём и пушечным мясом".

И это в полной мере можно отнести и к событиям как июня 1941 года, описывая бои в Брест-Литовской крепости и г. Бресте, так и подводя итоги этой войны, сравнивая потери Вермахта и потери Красной армии.

Так, в военных действиях против СССР (с 22 июня 1941 года до 30 ноября 1944 года) – 1.419.728 убитыми и умершими от ран и 997.056 пропавшими без вести или взятыми в плен, итого безвозвратные потери Вермахта на Восточном фронте составили 2.416.784 человека (3) (для сравнения, по официальным советским данным, с 22 июня 1941 года до 31 декабря 1944 года Красная Армия (без ВМФ) потеряла убитыми, умершими от ран, пропавшими без вести или взятыми в плен 10.472.300 человек (4), то есть соотношение безвозвратных потерь составило 1:4,3 (5);

Но, тогда в июне 1941 г. когда Вермахт и Красная Армия собирали свои главные силы на западной границе СССР, готовясь к нападению на своего соперника, никто не рассчитывал на такие потери. Одни надеялись на "Блицкриг", а другие на войну "малой кровью" и на чужой территории.

Но, Красная армия, с развертыванием, опоздала на 12-17 дней и А. Гитлер ударил первым.

А, что же Красная Армия перешла к обороне?

Нет. Об обороне никто не думал и даже после того как немцы уже заняли Минск и вышли на подступы к Смоленску.

И. Сталин и его генералы во главе с будущим маршалом Г. Жуковым, продолжали ставить задачи на наступление, и все время гнали эшелоны с войсками и техникой в самое пекло под бомбежки.

Туда, где войскам некогда сосредоточиться и окопаться. В результате бесславная и никому ненужная гибель и плен сотен тысяч человек "пушечное мясо" – тех самых человек, которые могли составить необходимую плотность обороны, и остановить немцев если бы Сталин с Жуковым сделали все правильно.

Все попавшие в плен, в СССР еще в июне 1941 г. были автоматически объявлены предателями с соответствующими оргвыводами. И кто из них высших руководителей ССР или верховного командования при этом вспомнил о Брестской крепости и ее героических защитниках?

Историческая же "память", стала возвращаться "к власть предержащим" в СССР, только начиная с 1957 года и то благодаря личной инициативе, советского писателя С. Смирнова, ставшего первым собирать воспоминания выживших в немецких, а затем и в советских лагерях, солдат и офицеров, сражавшихся в июне 1941 г. в Брест-Литовской крепости.

И уже после 1965 г. благодаря усилиям С. Смирнова поддержанного официальными идеологами из ЦК КПСС им стали раздавать почетные звания, ордена и медали, а в Брестской крепости создали мемориал...

Так же хочу сказать, что на тему начала немецко-советской войны 1941 г-1945 годов, о ее героях и жертвах можно рассуждать до бесконечности, что уже и делается у нас 65 лет подряд.

Но все это останется лишь частным мнением того или иного автора и редко надолго остается в памяти читателей...

А про войну лучше не читать, а смотреть и желательно на киноэкранах.

Поэтому в заключение нашего повествование я хочу предложить своему читателю, особенно из числа молодежи, для очищения их сознания, от ложной героизации этой войны и других идеологических штампов современной российской пропаганды, посмотреть вот эту небольшую цветную немецкую кинохронику за 1941 год...

Война уже докатилась от Бреста до Смоленска...

http://www.youtube.com/watch?v=xw7SLPRusiQ&feature=player_embedded

А кто помнит об погибших там советских солдатах? Где их могилы?

Как и о 101 офицере и 7122 младших командиров и рядовых, взятых в плен в Брестской крепости или самом г. Бресте с 22 по 30 июня 1941 года.

Награждены и возведены в ранг героев не более десятка, а остальные по-прежнему по военной статистике относятся к безвозвратным и безымянным военным потерям...













© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua