Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Брест-Литовская крепость. Июнь 1941 г. ч.10


-1
Рейтинг
-1


Голосів "за"
2

Голосів "проти"
3

Взятие цитадели Брест

Брест-Литовская крепость. Июнь 1941 г. ч.10
ч.10

Взятие цитадели Брест

К вечеру 23 июня 1941 г. кольцо окружения вокруг Брест – Литовской крепости прочно сомкнулось.

Все события этого дня четко и однозначно зафиксированы в штабных документах 45 немецкой пехотной дивизии.

А вот им, со стороны советских и пост советских историков особенно российских, начиная от С. Смирнова которого и историком, даже с большой натяжкой, назвать нельзя, противопоставить нечего.

Ведь все, что мы можем сейчас прочитать о боях в Брест-Литовской крепости, это серия разрозненных и зачатую прямо противоречивых между собой "свидетельств" очевидцев и участников, из числа сумевших выжить в немецком плену, а затем советских концлагерях солдат и офицеров Красной Армии.



И все эти воспоминания разбавлены идиотическими штампами о плохих немцах и хороших советских солдатах.

Причем прослеживается и такая тенденция.

Все "очевидцы и участники" склоны менять свои "свидетельства", в зависимости от того, чем дальше мы отходим от 1941 г. и чем меньше остается в живых участников этих событий, тем расширяются, и еще более героизируется "новые свидетельства" "участников".

Но, тут появляется и новый риторический вопрос.

А, можно ли нам вообще ожидать от "очевидцев и участников" (советских военнопленных", а ведь там других выживших не было) правдивой и беспристрастной оценки событий 22-24 июня 1941 года?

Когда над ними и вовремя войны и после войны, формально до самого 1991 года висел "домокловый меч", обвинения в добровольной сдаче в плен, с соответствующим наказанием, за такие действия?

Я уверен, что нет.

Но, независимым анализом всех свидетельств со стороны офицеров и солдат Красной Армии о событиях в Брестской крепости мы займемся далее, а сейчас нам пора открыть первый из наших документов рассказывающих о событиях 24 июня 1941 года. в Брест-Литовской крепости.

"Журнал боевых действий Іа 451.D".: запись от 24.06.41 (2.00-21.40).

"Перестрелки, частично также приписываемые общей нервозной обстановке, вызывающей беспорядочную стрельбу, останавливаются.

2.00 ч. Полковник Йон сообщает, что и на Северном острове разгорелась ожесточенная перестрелка с врагом, который, по-видимому, пытается прорваться на север.

Йон считает проведение предусмотренного на следующее утро нападения связанным с большими потерями; помимо этого, он подчеркивает нехватку (носимого) боеприпаса.

Попытки противника вырваться из окружения отклоняются всюду.

3.30 ч. Вражеский танк из Цитадели прорывается до города Бреста, и только в городе его удается обезвредить.



В связи с подобными сообщениями и на основе разговора с начальником штаба 4-й армии (состоявшегося 23.6 примерно в 22.00 ч.), еще раз подчеркнувшего категорическое требование командующего о предотвращении потерь, командир дивизии вынужден отменить подготовленный приказ (о штурме Брестской крепости- автор).

После подробного и тщательного обсуждения положения с командирами действующих частей и Arko (приданными дивизии артиллеристами), примерно в 4.30 отдается новый приказ.

От дивизии требуется предотвращать влияние противника на танковую магистраль и продолжать изматывать его огнем артиллерии.

Между тем соседние дивизии теперь далеко от Бреста и так втянуты в бой, что 45 I.D в районе вокруг Бреста остается в одиночестве.

В подробных обсуждениях обстановки, Шлипера с командиром корпуса выясняется, что овладение крепостью сейчас невозможно, если принимать во внимание приказ командующего, и что зачистка цитадели займет еще несколько дней.

В течение первой половины дня истощение противника ведется стрельбой на разрушение по укреплениям Центральной цитадели, дважды переходящей в сильные огневые налеты".



В то же время в 45 дивизию с мест боев, поступают новые донесения:

Утреннее донесение командира I.R.133 Іа полковника Фридриха Кюлвайна от 24.06.1941.

133-й пехотный полк полковой командный пункт, 24.6.41.
Iа отправлено: 3.30

Принято: 4.10

Относительно: утреннее донесение в 45-ю дивизию

В течение всей ночи попытки прорыва русских, особенно в восточном направлении против III /133, а также на юг, особенно в западной части Южного острова.

Все эти попытки успешно отбиты.

Полк держит достигнутые к вечеру 23.6 позиции. На Южном острове несколько занятых противником домов и бункеров подрывались подрывными средствами саперами пехотной части.

Западный остров твердо в наших руках. Северо-западная часть этого острова должна освобождаться к рассвету ввиду ожидающегося огневого налета.

Вечером 23.6 было взято примерно 1200 пленных.

Подпись (Кюлвайн)



Продолжение "Журнала боевых действий Іа 451.D".: запись от 24.06.41 8.00-8.05 ч. Применение 60 см установок.

11.00-11.45 ч. Примерно в 11.05 – сеанс радиосвязи с окруженными, во время которого выясняется, что их численность – около 50 человек.

Основываясь на этом, командир дивизии решает отменить запланированное на 11.45 ч. повторение акции пропаганды (для этого предусмотрена отсрочка стрельбы) из-за намеченного на это время более важного дела – освобождения окруженных, которое можно осуществить только местной атакой.



Примерно в 12.15 ч.

Используя эффект от последнего огневого налета, сильной штурмовой группе гауптмана доктора Вацека (командира 14/133) удается прорваться к центру укрепления Центральной цитадели и освободить еще окруженных в церкви примерно 50 человек III./I.R.135 и PI.Batl.81.

Затем 1/133 овладевает большей частью укрепления Центральной цитадели. Одновременно I.R.135 чистит на Северном острове.

Командир дивизии отправляется к укреплению Центральной цитадели.

Теперь сдаются сильные части гарнизона.

Все же сопротивление врага еще не сломано.

18.00 ч. Примерно в это время враг делает даже попытку прорваться под защитой отдельных танков из укрепления Центральной цитадели по мосту в направлении северного острова.

I.R.135 попытка отклоняется.

Так как в восточной части северного острова находится еще более сильный противник, который делает попытки прорваться на восток в течение второй половины дня и вечером (примерно силою до роты), III/I.R.133 (усиленный 3 группами огнеметчиков РІ.81), блокирующий до сих пор восточную окраину цитадели, чистить Северный остров с востока вдоль Мухавца.

Так как батальон располагает немногими силами (самокатная рота и части 12-й пулеметной роты действуют уже в другом месте), эта акция не удается в желаемом размере.

17.30 ч. Штаб дивизии переносится в Брест (Arko 27 с 15.00 ч. приказано разгружать стволы, однако орудия оставив пока на позициях.

21.40 ч. в суточной радиосводке сообщается о взятии цитадели Бреста.

Примерно в 18.00 ч. командиры I.R. 133 и 135 сообщают, что между действующими на Северном острове подразделениями обоих полков возникла открытая на восток брешь.

После различных запросов и составления личного впечатления на дивизионном КП командир дивизии приказывает использовать разведывательный дивизион, если он не связан задачами по охране Бреста.

Командиру А.А.45 (оберст-лейтенант фон Панвиц) подчинены подразделения III/133, действующие на Северном острове. Дивизиону поручено занять восточный край внутреннего вала Северного острова между I.R. 135 и ІІІ/I.R. 133 и сдерживать попытки прорыва.

Источник: ВА-МА RH 26-16 20 "Kriegstagebuch Іа".

Донесение командира 1/А.А 45 (эскадрона велосипедистов)

обер-лейтенанта Квизда о ситуации на железнодорожном вокзале Бреста.

1/А.А 45 Брест-Литовск, 24.06.1941

В штаб отряда

23.6 караул и дозорная служба в западном вокзале были приняты самокатным эскадроном и организованы во взаимодействии с саперами и соседними воинскими частями.

О предыдущих атаках на еще занятый противником вокзальный подвал см. сообщение N1 команды железнодорожного саперного полка.

23.6 стеклянные окна на перроне были покрыты железнодорожными шпалами специально выделенными группами рабочих гражданских лиц, выходы из подвала, которые охраняются саперами, забаррикадированы.

Сама вокзальная территория, начиная с 18.00 ч., обследована, тем не менее, кроме нескольких единиц оружия, ничего не найдено.

Ночью несколько раз возникали перестрелки.

После забитая всех вентиляционных шахт против находящихся, в сильно разветвленном районе и проходах вокзального подвала, людей перспективно проводить их выкуривание бензином.

Обер-лейтенант и командир эскадрона

Подпись (Квизда)

Источник: ВА-МА RH 26-45 28 "Tagesmeldungen der Truppenteile".

Приказ командира 451.D. генерал-майора Фрица Шлипера

об отмене штурма цитадели Брест-Литовска, окончании захвата Южного острова и продолжении изматывающего артогня по укреплению Центральной цитадели и южной части Северного острова.

45-я дивизия. Штаб-квартира дивизии, 24.06.1941

Отдел Iа/ор. Nr.ll/ 41 04.00[379]

1) После сдачи наиболее измотанных частей враг предпринял ночью неоднократные попытки вырваться из окружения на восток и север. Вместе с тем стало ясно, что прежнее намерение дивизии занять всю цитадель 24.6 после огневого налета без собственных потерь невыполнимо. В связи с этим отменяются до сих пор устно данные команды.

2) 24.6 45-я дивизия держит Западный (полностью) и Южный острова I.R.133, остальными частями продолжая окружать цитадель с востока.

Например, необходимо проникнуть во все еще не занятую часть Южного острова, используя все находящиеся в распоряжении у полка боевые средства, и надежно предотвратить воздействие врага на танковую магистраль I. I.R.135 держит северный вал Северного острова в прежней полосе и предотвращает вражеское воздействие на железнодорожную линию Тересполь, Брест.

3) Arko 27 медленным огнем на разрушение всех подчиненных ему частей по укреплению Центральной цитадели и южной части Северного острова продолжает изматывать противника.

В скорой последовательности ведения огня должны подготавливаться время от времени особенно сильный огневой налет и частое использование громкоговорителя. I.R. 133 и I.R. 135 поддерживают этот огонь, используя все свое тяжелое оружие пехоты по не охваченным Arko 27 частям цитадели.



4) Командный пункт дивизии, как и ранее.

Подпись[380]

Источник: ВА-МА RH 26-45 24 "Divisionsbefehle".

Суточное донесение Іа 45 I.D.),

майора Армина Деттмера в штаб ХП.А.К. от 24.06.1941.

45-я дивизия. Дивизионный командный пункт 24.6.41

Отдел Iа
Относительно: суточное донесение за 24.06.41

1. Двумя сильными огневыми налетами, проводившимися в первой половине дня, русские все еще упорно обороняющиеся в подвалах и домах, были так измотаны, что частично последовали призыву из динамика о сдаче.

Когда незадолго до 2-го огневого налета сообщили, что в постоянно обходимой собственным артиллерийским огнем церкви цитадели под руководством фельдфебеля находятся примерно 50 военнослужащих дивизии с русскими пленными, на деблокирование церкви, при взаимодействии с огневым налетом, выделялась штурмовая группа.

В итоге удалось не только освободить окруженных, но и захватить значительную часть Центрального острова.

Одновременно был захвачен Северный остров, зачистка которого закончится, вероятно, в темноте.

...3) Rgt. Stb.d. Nbl. Tr.z.b. V.4[381], Nbl. Аbt.8, Entg. Аbt.105 и 3 /Nbl. Abt.6 выведены из подчинения.

...5) Командный пункт дивизии, начиная с 24.6, переносится в Брест-Литовск, облисполком...

... 7) Окончание зачистки цитадели и города Брест-Литовска от отдельных партизан и боевиков.

8) 2 кандидатуры[383] для сообщения вермахта представляются На в служебном порядке.

Подпись (Деттмер)

Источник: ВА-МА RH 26-45 26 "Tagesmeldungen der Division".



А вот как описываются события 24 июня 1941 г. в Брест-Литовской крепости в работах современных нам российских историков.

Я их располагаю в определённом порядке. От адекватных исторической обстановке июня 1941 г. и до полу фантастических...

"Брестская крепость. История." В.В. Бешанов

"На следующий день все повторилось снова, но пропаганда успеха больше не имела. Основная часть гарнизона отклонила условия капитуляции и решила сражаться до конца. Защитники верили, что со дня на день Красная Армия вышвырнет захватчиков с советской земли, нужно только продержаться до ее подхода.

Недаром в первые дни обороны красноармейцы брали пленных, а их командиры пытались с посыльными передавать в штабы дивизий в Бресте боевые донесения, протоколы допросов и представления на награждение наиболее отличившихся бойцов.

Установить связь по радио не удавалось, в эфире была немецкая речь. Однако в крепости регулярно возникали и мгновенно разносились слухи о начавшемся большом советском наступлении и скором появлении краснозвездных танков.

Бои принимали затяжной характер, чего враг никак не ожидал. Немцы методически атаковали и обстреливали крепость. Защитникам приходилось отбивать по шесть-восемь атак в день. Рядом с бойцами были женщины и дети. Они помогали раненым, подносили патроны, участвовали в боевых действиях. Противник использовал авиацию, огнеметы, газы.

Вперемежку с бомбами самолеты сбрасывали бочки и баки с бензином, а также листовки с предложениями "почетной капитуляции". Горели и рушились казематы, плавился кирпич, нечем было дышать, но когда в атаку шла вражеская пехота, снова завязывались рукопашные схватки.

В короткие промежутки относительного затишья в репродукторах раздавались призывы сдаться в плен. Находясь в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов гарнизон мужественно сражался с врагом.

24 июня около полудня, после мощной артиллерийской подготовки ударный отряд 1-го батальона 133-го пехотного полка прорвался к зданию клуба, деблокировал запертых в нем немецких солдат и овладел южной частью кольцевой казармы.

Одновременно 135-й пехотный полк и 2-й батальон 130-го полка захватили западную часть Кобринского укрепления, а 133-й полк Южный остров.

Отдельные группы защитников крепости пытались прорваться на восток через Мухавец, но были отбиты.

Подчиненные полкового комиссара Фомина отошли в расположение 33-го инженерного полка, бойцы 132-го батальона НКВД – в казарму 333-го полка.

Задачи обороны требовали объединения всех сил под единым руководством. В отсеке, примыкавшем к Брестским воротам, состоялось совещание командиров и политработников, на котором решался вопрос о создании сводной боевой группы, формировании подразделений из воинов разных частей, утверждении их командиров, взятии на учет оружия, боеприпасов и продовольствия, об установлении связи с другими участками сопротивления.

Был написан приказ N1, согласно которому командование группой возлагалось на капитана И.Н.З убачева, его заместителем был назначен полковой комиссар Е.М.Фомин. Обязанности начальника штаба были возложены на начхима 455-го стрелкового полка лейтенанта А.А.Виноградова. И хотя командованию сводной группы не удалось объединить руководство боевыми действиями на всей территории крепости, штаб сыграл свою роль в их активизации.

Осада становилась все более ожесточенной. К дыму, душившему людей, добавился смрад от разлагавшихся трупов. Защитники крепости страдали от отсутствия пищи и медикаментов, но еще больше от жажды. Водопровод вышел из строя в первые минуты немецкого обстрела.

Колодцев внутри крепости не было. Пробраться к реке ни днем, ни ночью практически не было возможности.

Немцы, установив в прибрежных кустах пулеметы, немедленно открывали бешеный огонь. Всю ночь взлетали осветительные ракеты и работали прожектора. Каждая вылазка к реке оплачивалась человеческими жизнями. В подвалах казематов бойцы взламывали полы и рыли ямы, в которые просачивалась вода, зачастую непригодная для питья из-за близости к полковым конюшням или автостоянкам.

Добытую воду заливали в кожухи пулеметов, отдавали детям и тяжелораненым, остальные жевали сырой песок.

В крепости все перемешалось: "Из-за ограниченности района действий применение артиллерии стало невозможным. Крепкие стены сводили на нет попытки штурмовать их силами пехоты, а танков и самоходных орудий не было". Немцы, отказавшись от лобовых атак, продвигались по отсекам, взрывая перегородки, прокрадывались по чердакам, вдоль стен к амбразурам и забрасывали гранатами огневые точки".

"Брестская крепость на ветрах истории". А. Суворов.

"Наконец, в течение четверти часа, с 11.30 до 11.45, на укрепления обрушилась огненная волна особой силы. Через минуту после удара через Тереспольские и Холмские ворота в Цитадель прорвались мощные атакующие цепи.

Это был штурмовой отряд 133-го пехотного полка, направленный на выручку находившихся в здании клуба остатков первого "эшелона вторжения", окруженных и запертых там еще 22 июня. Отряд "вытащил" и эвакуировал около полусотни своих солдат, многие из которых были ранены и едва передвигались.

В ходе этой атаки гитлеровцы внедрились в центр Цитадели, заняв ряд расположенных тут строений, в том числе часть казармы 455-го стрелкового полка. Здесь началась пальба в упор, затем перешедшая в беспощадный рукопашный бой.

Одновременно усилился натиск на самом крупном – Кобринском – укреплении, где захватчикам удалось завладеть большей частью главного вала. Была пленена отважно сражавшаяся группа капитана В.В. Шабловского.

В то же время предпринимались настойчивые попытки взять Восточный форт, где закрепились несколько сотен советских воинов во главе с майором П.М. Гавриловым.

До этой поры форт, благодаря умелой организации обороны, был неприступен для пехоты.

На очень выгодной позиции его защитники установили счетверенный зенитный пулемет, в результате чего получался практически круговой сектор обстрела. Во взаимодействии с другими огневыми точками эта установка опрокидывала любые атаки. При этом потери врага убитыми и ранеными уже составили десятки человек.

Однако после полудня вследствие прямого попадания снаряда счетверенный пулемет был превращен в груду металла.

Под прикрытием танка гитлеровцам удалось подобраться вплотную и подорвать ворота форта. Внутренний двор вражеские пехотинцы забросали гранатами.



Майор Гаврилов, оцепив обстановку, отдал приказ: не оставляя позиций во внутренней казарме форта, части личного состава перейти в помещения конюшни на внешней стороне вала.

Таким образом общая ситуация тех, кто отбивал атаки, серьезно ухудшилась. Командование 45-й дивизии, узнав из оперативных докладов о явных успехах (к тому времени был полностью "зачищен" и Южный остров) и нисколько не сомневаясь в скором падении всей обороны, впервые отрапортовало в штаб армии о взятии крепости".

Ну и совсем уж фантастическое описание событий 24 июня 1941 года.

Гаврилов П.М. "Сражается крепость".

День третий – 24 июня.

"Видеть страдания лошадей больше мы не могли. Они ржали, кусались, грызли землю, кидались на людей. Принимаем решение: рано утром, когда над рекой еще стелется молочный туман, выпустить их на водопой. Третьи сутки мы не могли им дать ни клочка сена, ни горсти овса или котелка воды.

И вот как только бойцы открыли ворота конюшни, обезумевшие животные привычной тропой ринулись галопом к реке Мухавец. Лошади неслись грозной лавиной. Их манила вода. Враг заметил и расстрелял их из автоматов и пулеметов.

- Изверги! – неслись проклятия в сторону гитлеровцев.

Некоторые бойцы не скрывали слез. Ведь они отдавали лошадям последнее, что у них было: кусочки льда из своей мизерной порции, делились с ними крошками ржаных сухарей.

Тотчас же налетели вражеские самолеты и начали массированную бомбежку. К слову, бомбардировки у нас считались периодом отдыха. Все укрывались в щелях, а на поверхности оставались только наблюдатели и пулеметные расчеты. Пехота гитлеровцев под свои бомбы не лезла.

Во время одного такого затишья провели совещание командиров. Разговор шел о дальнейшей борьбе. На учете каждый патрон, граната, штык. Ввели дневной паек – по три сухарика, стакану пшена или перловой крупы да по котелку льда на четверых.

Лейтенант Коломиец доложил обстановку. Ночная вылазка с целью установить связь с защитниками Цитадели не увенчалась успехом. Мы, к сожалению, не знали, что в этот день в одном из подвалов инженерной казармы собрались командиры и политработники на совещание и был создан штаб обороны Брестской крепости.

Историческим стал приказ N1, который нашли в 1951 году при разборе завалов.

Тогда же обнаружили останки 34 воинов. На груди одного из героев под истлевшей гимнастеркой – шефское знамя III Коммунистического Интернационала, которого был удостоен один стрелковый полк. Алое, словно пропитанное кровью защитников крепости, знамя покоилось на груди комсомольца Федора Исаева.

В планшете же командира, которого опознать не удалось, был найден приказ N1. Согласно ему командиром сводной группы Цитадели назначался капитан Иван Николаевич Зубачев.

Погиб в лагере Хаммельбург в 1944 году. Посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени. Его именем названа улица в Бресте), заместитель командира стрелкового полка, коммунист с 1918 года; военкомом – полковой комиссар Ефим Моисеевич Фомин; начальником штаба группы обороняющихся в крепости – старший лейтенант Александр Иванович Семененко (Старший лейтенант Александр Иванович Семененко – помощник начальника штаба полка.

Приказом N1 был назначен начальником штаба группы оборонявшихся в центральной части крепости, но к исполнению обязанностей не приступил, так как сражался на участке своего полка.

Награжден орденом Отечественной войны II степени и медалями. А. И. Семененко живет и работает в т. Николаеве), и начальником разведки был назначен лейтенант А.А. Виноградов (Лейтенант Анатолий Александрович Виноградов – начальник службы полка. Один из руководителей обороны на участке у Брестских ворот. В настоящее время живет и работает в г. Вологде. Награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды).

Эти командиры проявили большое личное мужество и отвагу, геройски сражались с врагом.

Вот строки из приказа N1: "Создавшаяся обстановка в крепости требует создания единого руководства и организованного боевого действия для дальнейшей борьбы с противником. Руководство и командование: полковой комиссар Фомин, капитан Зубачев, лейтенант Виноградов – решило объединить оставшиеся силы воинских частей в сводную группу...

Командование поручить капитану Зубачеву, обязанности военкома – полковому комиссару тов. Фомину, начальника штаба – старшему лейтенанту тов. Семененко.

Командирам оставшихся частей учесть бойцов по списочному составу, средних и младших командиров, сформировать роту в составе 4 взводов – 3 стр. и 1 пулеметный. Боевой приказ поступит после поступления списков и окончательной организации подразделений..."

Штаб обороны Цитадели сыграл важную мобилизующую роль в борьбе ее защитников против гитлеровцев. После совещания членов штаба обороны Цитадели комиссар Фомин пришел к бойцам и сообщил им о поставленной задаче – драться с ненавистным врагом до последнего дыхания. Обращаясь к защитникам крепости, он сказал:

"Вы родились в дни Октября, друзья мои, так давайте защищать его победу так, чтобы Родина гордилась вами, чтобы каждый из вас, кому посчастливится остаться в живых, мог сказать: я сделал все возможное, моя совесть чиста".

С такими же высокими словами обращались не раз и мы, командиры Восточного форта, к его защитникам, когда нам было очень трудно. Слова о Великом Октябре, ленинской партии, любимой Родине придавали силы, повышали уверенность в правоте нашего святого дела.

На своем совещании, о котором я говорил выше, мы приняли тогда решение – вечером совершить прорыв через вражеское окружение.

Намечалось осуществить его в трех направлениях.

Лейтенанту Домиенко было приказано возглавить группу прорыва в направлении Восточных ворот крепости; лейтенант Коломиец должен повести бойцов к полотну железной дороги, а затем к Брестскому железнодорожному вокзалу. Оттуда доносилась стрельба, взрывы гранат.

Мы предполагали, что вокзал защищают наши войска. Третьим направлением избрали прорыв через Северные ворота к лесам Беловежской пущи.

А это примерно в 60 километрах от Брестской крепости. Данную группу прорыва, причем самую многочисленную, поручалось возглавить политруку Скрипнику. Мы с капитаном Касаткиным взяли на себя общее руководство операцией, которую назначили на десять часов вечера. Уходить из форта мы с ним должны были в группе Скрипника. Нам предстояло взять с собой до сорока человек раненых.

Их предполагалось, так же как женщин и детей, отправить на лошадях. Несколько животных мы все же уберегли.

Днем события разворачивались так. После 9 часов утра гитлеровцы начали артиллерийский обстрел, который продолжался минут сорок. Затем все повторилось, как и накануне.

На позиции защитников Восточного форта враг бросил танки, за ними укрывалась пехота.

И началась для нас уже обычная работа по уничтожению фашистской нечисти. Особенно отличились артиллеристы старшего сержанта Бибикова из взвода противотанковых орудий нашего полка. Метким огнем они уничтожили несколько вражеских танков и рассеяли пехоту. Все, кто мог держать в руках оружие, били по фашистам прицельным огнем из винтовок и пулеметов.



При отражении атак мужественно проявили себя бойцы пулеметного расчета во главе со старшим сержантом Петром Алексеевичем Теленьгой (Петр Алексеевич Теленьга – старший сержант. Командовал пулеметным расчетом при обороне Брестской крепости. Проживает в г. Краснодаре.

Работает завучем средней школы N45. Награжден орденом Красной Звезды и медалям), защищавшие подступы к Трехарочным воротам.

Наши пулеметчики незаметно для врага сумели пробраться к мосту через реку Мухавец и под носом у фашистов залегли с тремя пулеметами.

И как только враг бросился на штурм Цитадели, станковый пулемет Теленьги и других защитников отрезал пехоту от танков и метким огнем уничтожил ее. Он здорово тогда помог защитникам Восточного форта. Позднее Петр Алексеевич рассказывал:

- Мы навалили там фашистов столько, что их похоронной команде работы было на несколько дней...

К вечеру стрельба стала стихать. Гитлеровцы готовились к ужину, а мы к прорыву. Бойцов снабдили боеприпасами, выдали продовольствие. Каждый из них знал свое место в бою. До позиции врага метров 150- 200.



Это пространство нам необходимо преодолеть одним броском, а там – рукопашная схватка и выход из кольца блокады. Еще раз взвешиваю все "за" и "против". И вижу, что иного выхода у нас нет. Надо пробиваться, идти на соединение со своими войсками.

Ровно в 10 часов вечера по условному сигналу защитники форта пошли на прорыв. Уже через несколько минут мы оказались в кромешном аду, а точнее, в огненном мешке. Отовсюду били пулеметы и автоматы, на нас обрушила огонь вражеская артиллерия. Потеряв несколько десятков бойцов убитыми и ранеными, мы вынуждены были вернуться обратно в форт и сражаться здесь уже до конца.

В районе Тереспольских ворот многочисленные атаки гитлеровцев отражали воины под командованием лейтенанта-пограничника А.М. Кижеватова (Лейтенант Андрей Митрофанович Кижеватов – пограничник. Член ВКП (б). Погиб при защите Брестской крепости. Удостоен звания Героя Советского Союз), А.Е. Потапова (Лейтенант Александр Ефимович Потапов. Погиб в фашистском концлагере. Посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени), А.С. Санина.

У Восточных валов гремели выстрелы, рвались гранаты, в рукопашную схватку бросались десятки защитников, которых водили на врага коммунисты старший политрук Николай Васильевич Нестерчук.

Посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени), и лейтенант И. Ф. Акимочкин (Лейтенант Иван Филиппович Акимочкин – начальник штаба противотанкового артиллерийского дивизиона. Погиб при защите крепости. Награжден посмертно орденом Отечественной войны I степени).

Оборона крепости становилась более организованной.

В этот день немецкий военный корреспондент из района Бреста сообщил: "Близко к крепости не подойти. Я наблюдаю издали, как вздымаются фонтаны земли, дыма и огня".

Между прочим, это не помешало рейхсминистру Риббентропу на пресс-конференции в Берлине хвастливо заявить: "Сопротивление русских сломлено".

Но мы продолжали сражаться..."



Вот уважаемый читатель, вы познакомились с немецкой и советскими описаниями событий 24 июня 1941 г. и теперь, надеюсь, сами сможете оценить правомерность действий командира 45 немецкой пехотной дивизии Шлипера, сообщившего в 21.40 вышестоящему командованию, что дивизией была взята "Цитадель" Бреста-Литовской крепости.

Захват же немецкими войсками "Цитадели" крепости, бывшей основой ее обороны еще с момента начала строительства самой крепости, означал и то, что тактически 45 дивизия захватила и всю крепость.

Тем не менее, следую приказу о сокращении своих потерь, немецкие войска с наступлением новь с 24 на 25 июня 1941 г. прекратили дальнейшее наступление и занялись подготовкой к следующему дню, на который им было поставлена задача овладение всей крепостью и зачистка ее территории от отдельно сражавшихся советских солдат.

(конец ч.10)



Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua