Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Брест-Литовская крепость. Июнь 1941 г. ч.6


-1
Рейтинг
-1


Голосів "за"
3

Голосів "проти"
4

Солнцеворот 21 июня 1941 года

Брест-Литовская крепость. Июнь 1941 г. ч.6
ч.6

Солнцеворот 21 июня 1941 года

У Виктора Суворова есть одна книга, под названием "Разгром". Все желающие могут ее скачать, перейдя по следующей ссылке: http://biblioteka.cc

Но, хотя сама книги и детально и красочно описывает ход боев в начале июня 1941г. на всем Восточном фронте и автор со свойственной ему точностью и прямотой, анализирует причины поражения Красной Армии, но делает это он, как бы в целом, где эпизод боев за Брест-Литовскую крепость, это только небольшой эпизод.

Но, тем не менее, нам в нашей истории, о захвате солдатами 45 немецкой пехотной дивизией этой крепости, будут интересны и полезны ряд мыслей высказанные по этой теме.

В частности В. Суворовым наверно впервые в русской историографии была предпринята небольшая попытка сравнительного экспресс – анализа того, в чем же состояло различие, между фашизмом с которым на 1941 г. олицетворяли А. Гитлера и коммунизма живым идолом которого был И. Сталин.

И вот что получилось у В. Суворова:

У Гитлера красный флаг.

И у Сталина красный флаг.



Гитлер правил от имени рабочего класса, партия Гитлера называлась рабочей.

Сталин тоже правил от имени рабочего класса, его система власти официально именовалась диктатурой пролетариата.



Гитлер ненавидел демократию и боролся с ней.

Сталин ненавидел демократию и боролся с ней.

Гитлер строил социализм.

И Сталин строил социализм.

Гитлер считал свой путь к социализму единственно верным, а все остальные пути извращением.

И Сталин считал свой путь к социализму единственно верным, а все остальные пути отклонением от генеральной линии.

Соратников по партии, которые отклонялись от правильного пути, таких как Рем и его окружение, Гитлер беспощадно уничтожал.

Сталин тоже беспощадно уничтожал всех, кто отклонялся от правильного пути.

У Гитлера четырехлетний план.

У Сталина – пятилетние.

У Гитлера одна партия у власти, остальные в тюрьме.

И у Сталина одна партия у власти, остальные в тюрьме.

У Гитлера партия стояла над государством, страной управляли партийные вожди.

И у Сталина партия стояла над государством, страной управляли партийные вожди.

У Гитлера съезды партии были превращены в грандиозные представления.

И у Сталина – тоже.



Главные праздники в империи Сталина 1 мая, 7-8 ноября.

В империи Гитлера – 1 мая, 8-9 ноября.



У Гитлера – Гитлерюгенд, молодые гитлеровцы.

У Сталина комсомол – молодые сталинцы.

Сталина официально называли вождем, а Гитлера – фюрером.

В переводе – это тоже самое.

...

Для Германии Гитлер был человеком со стороны. Он родился в Австрии и почти до самого момента прихода к власти не обладал германским гражданством.

Сталин для России был человеком со стороны. Он не был ни русским, ни даже славянином.

...

Гитлер начал свое правление под лозунгом "Германия хочет мира". Затем он захватил половину Европы.

Сталин боролся за "коллективную безопасность" в Европе, не жалел на это ни сил, ни средств. После этого он захватил половину Европы.

У Гитлера Гестапо.

У Сталина НКВД.

У Гитлера Освенцим, Бухенвальд, Дахау.

У Сталина ГУЛАГ.

У Гитлера Бабий Яр.

У Сталина – Катынь.

Гитлер истреблял людей миллионами.

И Сталин миллионами.

Гитлер не обвешивал себя орденами, и Сталин не обвешивал.



Гитлер ходил в полувоенной форме без знаков различия.

И Сталин – в полувоенной форме без знаков различия.

...


Сталин без бороды, но со знаменитыми усами.

Гитлер без бороды, но со знаменитыми усами.

В чем же разница?

Разница в форме усов.


А еще разница в том, что действия Гитлера мир (в том смысле как любили писать в СССР "все прогрессивное человечество") под воздействием политической пропаганды развернутой после 1945 г. правительствами странами -победительниц во Второй мировой войне, стали считать с опорой на сомнительные решения Нюренбергского трибунала величайшими злодеяниями.

А действия Сталина, мир считал борьбой за мир и прогресс.

Мир ненавидел Гитлера и сочувствовал Сталину.


Гитлер захватил половину Европы, и весь остальной мир объявил ему войну.

Сталин захватил половину Европы, и весь мир слал ему приветствия.



Так же В. Суворов живя "на покое" в спокойной и демократической Великобритании, пришел к еще одной пессимистической мысли:

"История советско-германской войны никогда не будет написана".

Оставим же это предположение на совести автора, а сами давайте будем постепенно переходить к последнему мирному дню в нашем повествовании – 21 июня 1941 года!

Но, прежде чем мы перейдем к изучению документально зафиксированных в немецких военных документах событий, я в продолжение своих выводов сделанных в ч.5 этой работы хочу добавить и новые подтверждения своей мысли, что советские военачальники во главе с "маршалом победы" Г. Жуковым, ставшим как раз перед войной, Начальником Генерального штаба РККА, не только не готовились к войне, а еще, по сути, и немного вредили такой подготовке другими.



И для этого берем с книжной полки, второе издание мемуаров Г. Жукова и читаем:

"Меня иногда спрашивают, почему к началу войны с фашистской Германией мы практически не в полной мере подготовились к руководству войной и управлению войсками фронтов?

Прежде всего, я думаю, справедливо будет сказать, что многие из тогдашних руководящих работников Наркомата обороны и Генштаба слишком канонизировали опыт первой мировой войны.

Большинство командного состава оперативно-стратегического звена, в том числе и руководство Генерального штаба, теоретически понимало изменения, происшедшие в характере и способах ведения второй мировой войны.

Однако на деле они готовились вести войну по старой схеме.
"

("Воспоминания и размышления" М. АПН 1975. Том 1. Стр 319)

Вот, в чем причина по Г. Жукову разгрома в начальном периоде войны.

И тут я снова процитирую В. Суворова:

"...многие из тогдашних руководящих работников Наркомата обороны и Генштаба" оказались дураками.

Военная теория была на уровне времени, но она существовала сама по себе, а высшие руководители Красной Армии канонизировали опыт Первой мировой войны и готовились вести войну по старым рецептам и сценариям.

Парадокс заключался в том, что в 1941 году наступавшая германская армия била Красную Армию обороной. Встретив сопротивление, немцы немедленно останавливались, отрывали окопы и траншеи по принципу: пот экономит кровь – лучше десять метров траншеи, чем метр могилы.

А Красная Армия под водительством гениального Жукова бросалась на рожон"



Вот и получается, что если в Генеральном штабе РККА были собраны дураки", то тогда войска, стянутые ими на западную границу СССР в их "военных играх" были только "пушечным мясом", которого и жалеть не нужно.

Все потому же Г. Жукову "...бабы еще нарожают"...

А пока у нас на нашем историческом календаре суббота 21 июня 1941 г. и в СССР был выходной день.

Со всем его советским спокойствием и расслаблением. Что гражданского населения, что личного состава вооруженных сил РККА.



. А вот на другой стороне Западного Буга было не до отдыха...



Журнал боевых действий Iа 45 I.D.: запись от 21.06.41 (до 14.00 ч.).

21.6.41.


Первая половина дня. Группа управления штаба дивизии переселяется на командный пункт (старый каземат на кладбище Тересполя).

Кроме того, здесь размещены: штаб Агко 27, штаб N. А. 65 с центром радиосвязи и телефонными станциями, штаб I. R. 135.

12.00 ч. от штаба XII корпуса поступает кодовое сообщение "Дортмунд", подтверждающее проведение подготовленного нападения. Вечером происходит передача кодового сообщения в части дивизии.

14.00 ч. занимаются командные пункты отдельных воинских частей. В течение дня выдается приказ фюрера солдатам восточного фронта. При разгрузке 60 см орудий (Карл) имеются некоторые технические трудности; тем не менее, удалось своевременно привести оба орудия в боевое положение.

Штаб выдвигается в исходный район. Отдел тыла осматривает командный пункт в лесу к югу от западной окраины Вульки Добринской.

Во время поездки lb посещает командный пункт санитарной роты 1/45 (остающейся в резерве), полевой госпиталь которой придан корпусу (в части оборудования), руководителя подвоза 45-й дивизии, отдел продовольственного снабжения 45-й дивизии, склад боеприпасов Гукебайна.

Приказом по части дивизии объявляется предстоящее нападение на крепость Брест-Литовск с переходом реки Буг.

Корпусом в распоряжение дивизии предоставляются от 10 до 20 полевых источников. Тем не менее, готовность полков к выходу в исходное положение запаздывает, так как у войск больше нет какой-либо возможности подъезда, и погрузочное пространство испытывает постоянное ограничение.

В целях поставки боеприпаса и горючего приданного дивизии Pz. Zg.27, ему предоставляется в распоряжение грузовой автомобиль колонны подвоза.

После преодоления различных транспортных трудностей окончено снабжение боеприпасами химических минометов.

Распоряжение Ib/V особый приказ.

Журнал боевых действий Ia 451.D.: запись от 21.06.41 (вечернее время).

С наступлением темноты подразделения, стараясь соблюдать максимальную бесшумность, занимают исходные рубежи. Часть исходных районов примыкает непосредственно к Бугу.

Время выхода в исходные районы – от наступления темноты до 00.00 ч. (приказанное время окончания сосредоточения на исходных рубежах) наполнено неизвестностью, столкнется ли русская кампания с активной обороной или нет.

Возможный заградительный огонь русских до 0.00 ч. обрушился бы на главные силы подразделений, находящиеся без всякого прикрытия, и вызвал бы досрочное зажигание метательных установок для тяжелых реактивных мин, а также уничтожил бы подразделения вместе с приготовленным переправочным имуществом.

После 0.00 ч. согласно приказу активные мероприятия русских вызвали бы собственное нападение.

Вследствие того, что этой ночью окопные работы и прочая деятельность не отличаются от обычных, удается не вызвать никакого подозрения на русской стороне.

Источник: ВА-МА RH 26-16 20 "Kriegstagebuch Іа"

.

Картину событий 21 июня 1941 г. в расположении частей входивших в 45 немецкую пехотную дивизии хорошо дополняют еще и несколько других документов и пара воспоминаний непосредственных участников событий, стоявших уже не на уровне штаба корпуса или штаба дивизии, а на уровне полка, батальона или роты

Дневное донесение I.R.130 от 21.06.1941.

130-й пехотный полк. Полковой командный пункт 21.06.41

Отдел 1а 14.15


Дневное донесение

...В 12.30 ч. полевой караул Набера (I батальон) обнаружил русскую моторную лодку, прошедшую вверх и затем вниз по Бугу. Пассажиры не носили никаких кителей. Судя по брюкам и головным уборам, это были солдаты. Немецкий берег наблюдался с биноклями.

Подпись (Гипп)

Дневное донесение I.R.135 от 21.06.1941.

135-й пехотный полк. Полковой командный пункт 21.06.41

Отдел Iа

Дневное донесение

1) 20.6.41,22.20 ч. обер-лейтенант фон Фуметти (наблюдательная вышка) сообщал:

"На укреплении Центральной цитадели рядом с мостом Цитадели находятся 6 моторных лодок. В дальнейшем 3 надувных лодки от укрепления Центральной цитадели плыли к Западному острову Возможно боевая разведка"

Затем было предписано:

1) III/I.R. 135 выставляет 2 следующих полевых караула в силе минимум 1 отделения:

a) между фланкирующей батареей и серединой,

b) непосредственно в нижнем течении к северу от пробивки реки Буг.

Пребывание полевых караулов до 1/25 часа после рассвета.

2) Необходимо немедленно предоставить штурмовую группу в силе взвода восточнее дома у центральной дороги для немедленного вмешательства[126].

На русской стороне не происходило никаких действий.

Подпись (неразборчиво)

Источник: ВА-МА RH 26-45 28 "Tagesmeldungen der Truppenteile".

Ну, а теперь как говорится о главном...

"Приказ командира I.R.130 полковника Гельмута Гиппа о переходе Буга, захвате мостов на Мухавце, выс. 140 и выс. 144."

Тайное совершенно секретное дело

130-й пехотный полк. Штаб-квартира полка, 18.6.41

Отдел la Nr.58 / 41 г. Kdos.

В 22 экземплярах.

Экземпляр N21.

Только для офицеров!

(Обращается открыто начиная с начала нападения). Приказ по полку на переход Буга.

1) Противник: Русский, предположительно многочисленными силами, обороняется за рекой Буг, особенно в крепости Брест-Литовск, подробности о разведданных вражеских оборонительных сооружениях сообщались уже неоднократно.

2) 45-я пехотная дивизия (без I.R.133), действуя в составе XII А.К., в день В овладевает цитаделью Брест-Литовска, берет мосты через Мухавец, захватывает высоту 140 и севернее, прорываясь оттуда до возвышенности вокруг высоты 144 (к западу от Телми Власне).

3) I.R. 130 сосредотачивается для атаки так, чтобы около X + 4 мин, используя огневую поддержку, овладеть Южным островом и мостами "Гипп" и "Холм" (непосредственно к востоку от него).

Затем полк, наступая по обе стороны реки и не давая втянуть себя в уличный бой в городе, берет мост "Вулька" и железнодорожный мост "Ковель" (к юго-востоку от города), важно захватить их быстро и в целости, возможно, вместе со штурмовыми лодками. Затем полк достигает выс. 140 и, после привлечения тяжелого оружия, выс. 144.

Граница справа с I.R.80 34-й дивизии:

Железнодорожная линия Хотылув, Попиль до Кобылян -133, южнее Блоткув – северная окраина Волынки (дорожный мост и железнодорожный мост – I.R. 130) – высота 500 м северо-западнее Вулька Подмейска (для LR. 130) – 130 южнее Тришин (для I.R. 130) – западная часть Гуцни – 138 западнее Выселки (к I.R.80) северная окраина рощи (полтора километра северо-западнее Ямно).

Граница слева к I.R.135:

Блоткув (к I.R.130) – пробивка реки Буг южнее Западного острова – старое русло Буга – южный рукав Мухавца до восточного края цитадели – мосты "Гипп" и "Холм" (к I.R.130) – южный край города – мосты "Вулька" и "Ковель" (железнодорожный) – уличный виадук на шоссе в Тришин – северный скат выс. 140 – северный скат выс. 144.

Граница с I.R.135 в Брест-Литовске ни в коем случае не обязательна, так как I.R.135 достигнет Бреста, вероятно, после I.R.130.



4) Для нападения полку подчинены:

4/I.R.133 (только для перехода реки Буг),

1/Pz. Jg. Abt.45 с саперным отделением Pz. Jg. Abt.45,

З/Рі.81 (без 1 взвода) с подготовленным пешеходным штурмовым мостиком, при этом 4 малых огнемета и штурмовые группы для операции с использованием штурмовых лодок,саперное отделение А.А.45 (только для перехода реки Буг).

5) Сосредотачиваются и атакуют:

II батальон справа, I батальон слева.

Беззвучное сосредоточение должно быть закончено до 0.00 ч дня В.

Разграничительная линия между батальонами:

Шоссе Кодень, Брест до развилки дорог на километр восточнее северного въезда Блоткув Малы (для II батальона) – мост Шлипера[101] (для I батальона). 131, 600 м южнее мостика шлюзов (для II батальона) – железнодорожный мост "Ковель" (для II батальона) – западная и северная окраина Тришина (для II батальона) – южный скат высоты 144.

6) Цели наступления для полка:

1. Мосты "Вулька" и "Ковель" (железнодорожный),

2. Высота 140 (непосредственно к северу от Тришина),

3. Высота 144.


7) Боевые задачи:

а) I батальон, 14-я рота (без 1 взвода и без 5 см противотанкового орудия), 1 взвод 3/Рі.81 (при нем 4 малых огнемета) под командованием офицера, ему также начиная со времени X + 8 мин подчиняются 1 взвод легких I.G. 13 роты, берет сначала Южный остров и вместе со штурмовыми лодками овладевает мостом "Гипп" и железнодорожным мостом "Холм".

Затем батальон наступает по обе стороны Мухавца и берет, снова при поддержке штурмовых лодок, мост "Вулька" и железнодорожный мост "Ковель", здесь с атаковавшими к югу от реки подразделениями переходит Мухавец и твердо берет в свои руки выс. 140, чтобы после подвода тяжелого оружия овладеть выс. 144.

После штурма моста "Гипп" и железнодорожного моста "Холм" нужно сразу выслать боеспособные дозоры в южную часть Брест-Литовска (вплоть до главной улицы на восток), чтобы установить, занят ли сам город и готовится ли к обороне. Если этого не происходит, то I батальон своими левыми подразделениями наступает по главной улице и южнее Брест-Литовска на выс. 140.

Если II батальон овладевает мостом "Вулька" и железнодорожным мостом "Ковель" ранее I батальона, то I батальон в случае обороны Брест-Литовска должен оцепить город с востока с, по крайней мере, подразделениями, идущими позади.

b) II батальон, 14 рота (без одного взвода и без одного 5 см противотанкового орудия), взвод 1/Pz. Jg. Abt.45, два отделения полкового саперного взвода и (начиная с X + 8 мин) подчиняемый ему 1 взвод легких I.G. 13 роты, а также (для перехода Буга и до достижения шоссе Котельня Подгородная – цитадель) подчиненная 12/LR.130, наступает южнее I батальона и сначала овладевает высотой непосредственно к северо-западу от западного въезда Вульки Подгородной, далее батальон наносит удар на мост "Вулька" и железнодорожный мост "Ковель". При этом нападении особенно важна защита правого фланга батальона.

Если II батальон овладеет мостом "Вулька" и железнодорожным мостом "Ковель" ранее I батальона, то безотлагательно овладевает выс. 140 и далее после подвода тяжелого оружия прорывается вплоть до выс. 144. В противном случае батальон, идя рядом с I батальоном (справа), берет район Тришина и вместе с I батальоном наступает вплоть до выс. 144.

c) Нужно считаться с возможностью контратак в районе Тришина, выс. 144. Важен своевременный подвод бронебойного оружия.

d) Если полк достигнет выс. 144 раньше, чем 34-я дивизия достигнет северного побережья Мухавца у Ямно и северо-западнее, северное побережье берет II батальон. Тогда можно рассчитывать на придание сил из резерва корпуса.

8) 9 штурмовых лодок, с экипажами I батальона и подразделениями 3/ Pi.81, под командованием лейтенанта Кремерса, (3/Рі.81), после захвата южной части Западного острова I.R.135 сосредотачиваются у пробивки реки Буг таким образом, чтобы они не ранее X + 15 мин пересекли бы Буг и южный рукав Мухавца; не ранее X + 20 мин достигли бы Южного моста и не ранее X + 22 мин – моста "Гипп", которым овладели бы, как и железнодорожным мостом "Холм".

После прибытия передовых частей I батальона лодки сразу наносят удар на Мухавце вплоть до моста "Вулька" и железнодорожного моста "Ковель", которыми они овладевают с налета и удерживают для наступающего на них полка.

9) 4/I.R.133 с s. M.G. идет непосредственно на восток от развилки дорог у 133 напротив ключевой дороги у восточной окраины Тересполя при соблюдении зоны безопасности от химических минометов так, чтобы с X + 4 мин до X + 20 она могла бы сосредоточить огонь в районе вокруг моста "Гипп" и железнодорожного моста "Холм".

Взвод тяжелых минометов сосредотачивается в 150 м севернее развилки дорог, в километре восточнее северного въезда Блоткув Малы так, чтобы с X до времени X + 20 мин он мог бы действовать согласно плану огня.

10) 13/I.R. 130 с X до X + 8 мин участвует в создании огневого вала согласно плану огня. Начиная с X + 8 минут рота подчиняет по взводу II и I батальонам, в то время как оставшиеся ведут огонь согласно плану огня до X + 20 мин. При благоприятной видимости в это время она должна быть способной вести наблюдаемый огонь в полосе II батальона, прежде всего предотвращая его фланкирование с юга.

11) 14 I.R.130, без взвода и 5 cm-противотанкового орудия, подчинена II и I батальонам.

12) Полковой саперный взвод под командованием лейтенанта Штеффена выделяет обслуживающий персонал для всех надувных лодок, выделяемых для переправы II батальону. После состоявшегося перехода подчиняются 1 эшелону II батальона. Затем остаток взвода в мое распоряжение.

13) 3/Рі.81 (без взвода) с саперным отделением Pz. Jg. Abt.45 + подчиненный А.А.45 саперный взвод (в т. ч. 4 огнемета и дисковые противотанковые мины) под руководством офицера I батальона занимается обслуживанием надувных лодок при переправе I батальона, как можно скорее закрепляет проволочный трос и строит на Буге подготовленный пешеходный штурмовой мостик, создает паромную переправу в полосе форсирования I батальона.

Остаток роты переходит в мое распоряжение в районе полкового командного пункта.

14) Артиллерия и химические минометы поддерживают нападение полка главным образом сначала в полосе I батальона по плану огня.

Начиная с X + 20 мин полку предоставляется непосредственная поддержка I и II/A.R.98 под руководством командира A.R.98. Сверх того, тяжелая артиллерия дивизии главным образом поддерживает нападение именно I.R.130.

A.V.Kdo. I/A.R.98 и 3 передовых наблюдателя, начиная с X при II батальоне, A.V.Kdo. II/A.R.98 и 3 передовых наблюдателя, в т. ч. один из I/A.R.99, при I батальоне.

15) В распоряжение полка предоставляются:

III батальон (без 12 роты) на шоссе Лебедзев – Блоткув и западнее (вплоть до железной дороги) в полосе боя полка. Запланировано как можно скорее подтягивать батальон за I батальоном, сначала в его исходный район и затем на Южный остров.

1/Pz. Jg. Abt.45 (без взвода) в Блоткув Малы.

Полковой саперный взвод в бывшем районе расквартирования 11-й и 12-й рот.

17) а) Противовоздушная оборона для переправочных пунктов полка, особенно в полосе I батальона, начиная с X + 20 мин 12/I.R. 130, начиная с X + 30 мин, вероятно, еще и 2 cm зенитная батарея.

b) Летные опознавательные знаки к западу от Буга не нужно показывать. При переходе срочно требуется достаточное употребление всех опознавательных знаков, чтобы не подвергать опасности собственные подразделения.

c) Особо указывается на длительное и своевременное предъявление опознавательных знаков для самолетов.

18) а) Связь проволочная и радиосвязь к II и I батальонам, проволочная к 13-й роте.

До начала нападения (час х) радиомолчание!!!

b) Световые сигналы дня В 00.00 ч. в:

1) Белая сигнальная ракета = Здесь мы.

2) Отдельная звезда сигнального патрона красного цвета = перенос огня вперед.

3) Отдельная зеленая звезда сигнального патрона = враг атакует.

4) Дымовой сигнальный патрон фиолетового или синего цвета = танковая тревога.

19) а) Предоставляются в распоряжение средства форсирования: усиленному II батальону: 6 больших и 10 малых надувных лодок, 200 Flossackhosen,

усиленному I батальону: 4 больших и 10 малых надувных лодок, 100 Flossackhosen,

кроме того, 9 штурмовых лодок.

b) Руководство всей переправой в полосе I батальона – обер-лейтенантом Янеке (командиром 3/Рі.81), для этого в его распоряжении находятся части 3/Рі.81 и саперное отделение Pz. Jg. Abt.45 + А.А.45, в полосе II батальона – лейтенантом Штеффеном с полковым саперным взводом I.R.130.

c) Исходный рубеж для переправы и места паромной переправы полка: восточный край длинного моста в 500 м к северо-востоку полкового командного пункта (см. пункт 25).

21) Транспорт боевого обоза I и II батальона, 14-й роты, полковой штабной роты, автомашины с боеприпасами стрелковых рот и санитарные в Блоткуве (западная часть). Маскировка установки там же лейтенантом Майнике-мл.

22) Нельзя рассчитывать на выдачу горячей пищи вечером перед днем В.

23) а) Войсковой перевязочный пункт: на КП полка (см. пункт 25). Следующий перевязочный пункт нужно расположить как можно быстрее на Южном острове.

Распределение санитарных офицеров на перевязочные пункты полковым врачом. В III батальоне остается один санитарный офицер.

Ь) Вспомогательное подразделение санитаров-носильщиков (из состава оркестра) предоставляет I и И батальонам по 10 помощников санитаров-носильщиков. Остаток оркестра в распоряжение полка в качестве вспомогательных санитаров-носильщиков при полковом командном пункте.

24) Склад боепитания полка. Сначала на так называемой "фабрике кислой капусты" на развилке дорог непосредственно к западу от отм. 133 (1 км на восток от Блоткув Малы). Планируется дальнейшее перенесение на Южный остров. Охрана и выдача боеприпасов проводится III батальоном.

25) Полковой командный пункт в бывшем складе боеприпасов на развилке дорог в километре восточнее северного выезда Блоткув Малы. Следующий командный пункт, вероятно, в центре восточной окраины Южного острова.

26) День В и время X еще будут объявлены.

Подпись (Гипп)


N27. Из воспоминаний офицера I.R. 130 Вальтера Лooca прибытие в Польшу, подготовка к вторжению, выход на исходный рубеж в ночь на 22.06).

Взятие Брест-Литовска 22 июня 1941

Записано летом 1943 как свидетельство очевидца гауптмана Вальтера Лооса род. 31.03.1917

45-я пехотная дивизия 132-й пехотный полк


"Когда в первые ранние утренние часы, начав нападение, мы пересекли 22 июня 1941 года реку Буг по обе стороны старой, окруженной рвами с водой, крепости Брест-Литовск, мне крепко врезалось в память (тогда я принадлежал восточно-бранденбургской дивизии) то невыносимое напряжение, испытываемое всеми в этот казавшийся нескончаемым период ожидания.

.........

Здесь все, кажется, было теперь в лучшем виде, и случайному посетителю не бросились бы в глаза никакие отличия. На нашей стороне Буга лишь несколько патрулей таможенной охраны границ патрулировали днем и ночью, нельзя было узнать также и у русского, что там имелась в наличии сплошная и занятая полоса укреплений.

Кроме большого железнодорожного моста реки Буг, над которым ежедневно у полудня на нашу сторону границы переезжал длинный состав с зерном русской стороны и там опустошался, все другие дорожные мосты были больше не пригодны, так как часть мостового пролета длиной 30-40 м была просто вырезана из них.

Так как территория по обе стороны реки Буг была достаточно непросматриваемой из-за высоких деревьев, чьи заросли то и дело перерезались обширными болотистыми водоемами, на немецкой, как на русской, стороне соорудили огромные и высокие деревянные наблюдательные вышки, дающие возможность наблюдать далеко вглубь обеих стран.



Но и с них смогли лишь установить, что, во-первых, русскими подразделениями была занята так называемая "цитадель" Брест-Литовска – что мы смогли достаточно ощутить несколькими днями позже – и с другой стороны – на многочисленных рукавах, которые вели к "цитадели", т. е. собственно крепости, господствовало оживленное движение барж, которые были нагружены, по всей видимости, цементом и камнями.

Ночью, если на немецкой стороне все было спокойно, начиналась деятельность на русской.

Громыхали машины со строительным раствором, забивались деревянные столбы, и эта таинственная работа сопровождалась прекрасными, мелодичными песнями, в исполнении которых русский был издавна мастером.

Однако было фактом, что русский хотел предложить нам не только удостовериться в его искусстве пения. Он работал с высоким напряжением, неся чрезмерную трудовую вахту по укреплению своей цитадели, и устанавливал на своем берегу, напротив нас, бункер на бункере.

Чем ближе становилось 22 июня, тем более нервным становился русский.

Это увеличивалось с каждым днем. Уже ранним утром русские истребители – т. н. "Ratas" – планировали высоко над Бугом, вверх и вниз по течению.

По-видимому, они хотели кое-что обнаружить или сделать снимки. Но наверху были и наши разведчики, и это делало русских летчиков все беспокойнее. Однажды один из них сбросил листовки следующего содержания: "Что вам здесь нужно?!" Нам пришлось посмеяться над этим, так как в этом отношении и нам еще никто не сказал ничего определенного.



Утром 21 июня, в канун нашего нападения через Буг, нервозность на русской стороне достигла своего апогея.

Половина реки Буга принадлежала нашему правительству, половина – Советскому Союзу.

На русской половине постоянно проносились туда-сюда моторные лодки. Там стояли скрытые как гражданские лица солдаты, которые просматривали наш берег в большие бинокли, чтобы обнаружить что-нибудь подозрительное.

Ранее русский известил таможенную охрану границ, что он 21 июня в первой половине дня хотел произвести т. н. "измерения уровня воды", но это был, естественно, только искусный предлог.

Все же там они не смогли ничего установить, так как наши работы и подготовка были скрыты безупречно, они снова, по-видимому, успокоились, и вечером 21 июня – это была суббота – даже советские комиссары на собраниях теперь постепенно также приходившего в беспокойство населения Брест-Литовска объясняли, что отношения с Германией не дают никаких поводов к каким-либо опасениям и они никогда не были лучше, чем именно сейчас. Я слышал это после взятия Брест-Литовска из уст польских жителей.

Между тем мы получили команды – с наступлением сумерек вечером 21.06 начать выход в точно разведанные и заранее расписанные исходные районы, сосредоточение на исходном положении и приведение в готовность должно было быть закончено к 24 ч.

Когда роты стояли готовыми к выступлению на свои занимаемые по тревоге позиции, командирами оглашался призыв фюрера к своим солдатам о борьбе с большевизмом, грозящим нашей империи, – о том, что эта борьба должна вестись вплоть до полного уничтожения противника. Теперь больше не было никаких сомнений! Это означало войну против Советского Союза.

Выход на исходную позицию происходил без происшествий. Лениво струился Буг, имевший только умеренный уровень воды, на его темных волнах лежал лунный свет. Начало нападения было установлено на 03.15 ч.

Медленно продвигались стрелки часов. Штурмовые группы[123] лежали на берегу очень плотно, готовые к прыжку со своими надувными лодками.



За ними – штурмовые роты, тесно набитые в окопы, выкопанные в течение предшествующих недель вплоть до вчерашнего дня специально выделенными группами рабочих. Между ними, иногда примыкая вплотную – штабы, огневые позиции тяжелого оружия пехоты, резервов, снова штабы и резервы, огневые позиции артиллерии и реактивных установок, имевших гораздо более примитивную форму, чем сегодня.

Затем следовали исходные районы танков, различные аэродромы истребительных авиационных эскадр – на много километров в глубокий тыл все было готово броситься к врагу в приказанное время. Особенное и трудноописуемое чувство ощущать себя отдельным человеком посередине настолько сильно сжатого, но, однако, тонко продуманного механизма.

Источник: ВА-МА MSG 2 5384 Walter Loos.

Выписки из военного дневника командира отделения 12 (S.M.G.) роты I.R.133 фельдфебеля Лео Лозерта.

Запись от 21.06.1941.


Суббота. Солнцеворот. С утра ставили лагерь на нашем последнем биваке.

Уже несколько дней назад командир определил наши позиции на Буге. Меня никто не посвящал в обстановку. Однако мне выпал случай в пехотной роте изучить аэрофотоснимок и карту крепости, что потом оказалось для меня очень ценным. Во второй половине дня лейтенант Шульц взял меня на позицию нашего взвода у Буга.

Это было очень важно, так как вследствие этого я мог рассказать следующей ночью не только нашей, но и другой роте об их позициях. В дальнейшем это было очень важно для расширения позиции моего отделения в ночь до начала нападения. Ночью я не смог бы узнать преимущества и недостатки этой позиции.

Я мог действовать на мои цели не только фронтально, как указано, но и на 1000 метров в сторону цитадели.

Изучив в результате дневного осмотра позицию, я велел утрамбовать полтора метра толстого вала для 2 станковых пулеметов и еще усилить ее внутри достаточным количеством ящиков с боеприпасами.

Ночью, во время фейерверка с моим отделением ничего не случилось. Отделение, возглавляемое лейтенантом Шульцем, имело погибшего, тяжелораненого и легкораненого.

В 21 ч. вышли для занятия позиций к Бугу. Вся рота станковых пулеметов, задействовалось и тяжелое оружие 133-го резервного полка. Все тащили массу ящиков боеприпасов и страшно вспотели.

Я видел, как тщательно охраняемое чудо-орудие "Тор" абсолютно темной ночью выезжало на позицию. Когда я хотел осмотреть это высокое чудовище, меня, несмотря на мое звание фельдфебеля, остановил солдат, направив винтовку. Все командиры рот станковых пулеметов по приказу должны были вернуться. Наш командир роты также.

Источник: ВА-МА RH 26-45 154 "Ausziige aus meinem Kriegstagebuch zu den beiliegenden Bildern. von Dr. Leo Losert".

Ну и в качестве логического перехода к следующей части я хочу процитировать первый куплет, когда очень популярно советской песни



Двадцать второго июня,

Ровно в четыре часа,

Киев бомбили, нам объявили,

Что началася война.

(конец ч.6)










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua