Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації
Варшавский процесс   Бандера   ОУН-УПА   ОУН   УПА

ОУН – герои или преступники?


-1
Рейтинг
-1


Голосів "за"
8

Голосів "проти"
9

История убийство 15 июня 1934г. министра внутренних дел Польши, генерала бригады Войска Польского Бронислава Перацкого.

ОУН – герои или преступники?
ОУН – герои или преступники? Как добиться одинаковой трактовки истории Украины?

Какова роль истории как науки в единении народа?

Эти вопросы, и обычно, чем дальше исследуемое событие от дня сегодняшнего, тем свободнее оно трактуется историкам, журналистам, политологам, социологам и писателям. И каждый из них толкует эти события по-своему, при этом зачастую еще более затуманивая исследуемые события для своих современников ввиду той или иной сиюминутной практической необходимости.

Но вот юридической (экспертной) оценки сохранившихся подлинных документов и запечатленных фактов и событий, имевших колоссальное влияние на развитие и становление независимого украинского государства, так и небыло дано.

Одним из таких событий стало убийство 15 июня 1934г. министра внутренних дел Польши, генерала бригады Войска Польского Бронислава Перацкого.

Вокруг этого трагического события, на протяжении 73 лет накопилось, сколько мифов и политических инсинуаций, что говорить об объективном анализе и изучении разнообразных аспектов деятельности украинского освободительного движения до настоящего времени не приходится.

На примере рассмотрения обстоятельств убийства Бронислава Перацкого, предлагаю новую точку зрения на украинское национально-освободительное движения в Польше 1933-1939г.г. (так-так Западная Украина тогда входила в состав Польши) и в частности на его главных действующих лиц, тактику, способы деятельности, организацию и подготовку. И отдельно остановится на реакции на это событие в разных странах мира, дальнейших судьбе главных героев и последствия этого события на положения украинского населения Польши.

В основу нашего исследования был взят главный, из сохранившихся по делу об убийстве Перацкого, документ, как он получил свое название в исторической литературе "Акт обвинения Степана Бандеры и его товарищей", хотя в действительности он называется "Обвинительное заключение против: Степана Бандеры, Николая Лебедя, Дарьи Гнаткивской, Ярослава Карпинца, Николая Климишина, Богдана Пидгайного, Ивана Малюцы, Якова Чорния, Евгения Качмарского, Романа Мигаля, Екатерины Зарицкой, Ярослава Рака по ст.97 п.1, ст.93п1, ст.225п.1, ст.148 п.1 Уголовного кодекса Польши 1932г." (Украинский перевод этого документа хранится в настоящее время в Львовском историческом музее (ФГ ПВЗ ЛІМ) -N788).

Следует признать, что, не взирая, на свой бюрократический стиль изложения, вышеназванное обвинительное заключение, достоверно отразило всю сложность ситуации, в которой происходила борьба за становление украинской государственности на Западной Украине.

Сами материалы уголовного дела, составлявшие 25 томов, к сожалению историков, пропали во время войны между Германией и Польшей в 1939году.

Досудебное следствие по данному делу было закончено осенью 1935 года и проводилось полицией под руководством прокуроров Варшавского апелляционного суда Казимира Рудницкого и Владислава Желенского, которые и составили вышеназванное обвинительное заключение.

Однако это было потом, а вот интерес современного читателя, по моему мнению, состоит, прежде всего, в том, чтобы получить правдивый ответ на вопрос: Что же происходило в Польше в период с 15 июня 1934 года по осень 1935 года?

День 15 июня 1934, а это была пятница, в спокойной Варшаве был, обычным летним денем, не предвещал ничего необычного и опасного. Министр внутренних дел Бронислав Перацкий 39-летний политик, занимавший этот пост 27.06.1931г. который считался одним из самых перспективных соратников "вождя польской нации" Юзефа Пилсудского (они вместе воевали в Первую мировую войну) и занимавший этот пост с 27 июня 1931г. прибыл около 15.40 на обед в фешенебельное кафе "Клюбу Товажискего" на ул. Фоскаль,3 в Варшаве, где постоянно обедал. Как всегда боевой генерал будучи уверенным в себе и обстановке в городе прибыл в кафе без охраны.

В вестибюле кафе к нему, со спины, быстро приблизился неизвестный мужчина, который произвел в Перацкого три выстрела с револьвера, после чего скрылся с места происшествия.

Перацкий, будучи доставленным, в больницу вскоре, в этот же день, не приходя в сознание, скончался от огнестрельного ранения в голову. Других огнестрельных ранений на теле Перацкого не обнаружено.

По отзывам современников в своей деятельности Бронислав Перацкий в отношении украинского населения Польши был, искренним и позитивным политиком.

Перацкий рассматривал поляков и украинцев как два родственных народа, живущих на одной земле, и которые должны прийти к полному согласию и сотрудничеству во всех сферах жизни. (тема актуальная и сегодня на территории всех постсоветских республик). Вот некоторые выдержки с официальных высказываний Перацкого:

"Наше правительство руководствуется намерением создания рациональных оснований для гармонического сосуществования всех граждан Польши, основанного на равенстве обязанностей и прав для всех"

"Подчеркиваю необходимость равенства прав и обязанностей, потому что она должна стать основой системы существования, как польского общества, так и обществ которые представляют национальные меньшинства в нашем государстве."

Перацкий активно наводил контакты с легальными представителями украинского общественно-политического движения и руководителем Греко-католической церкви – митрополитом Шептицким.

Конструктивная политика министра Перацкого, в отношении решения проблемам юго-восточных границ Польши (Галичины), была направлена против украинских шовинистических элементов, как их представляла себе государственная власть Польши. И для украинских националистов того времени реализация программы Перацкого об интеграции двух народов в один, была равносильной упадку их влияния на украинское население. Поэтому после убийства Перацкого ОУН распространила среди членов своей организации и сочувствующих, заявление о том что "убит один из палачей украинского народа".

Как аргумент подтверждающий "злодеяния" Перацкого, украинские националисты на протяжении всех 70 лет обычно цитируют выдержки из статьи в английской газете "Манчестер Гардиан" от 22.11.1935г. – "Генерал Перацкий... был так же ответственным за позорную пацификацию Украины в 1930 году. Украинцы пассивно терпели, до тех пор, пока экстремисты не начали поджигать скирды в польских хозяйствах. В ответ отряды конницы и полиции напали на села, арестовывали всех подряд крестьян и побили их... Точное число избитых крестьян неизвестно, но приблизительно их могло быть 10000, с которых почти все, были невиновны." и далее, что много крестьян заболело, а несколько, вследствие причинных им ран умерли. И все! Но вот после начала суда над Бандерой, ОУН так пояснила действия своих боевиков.

"Перацкий это творец незаконных судов... полицейских издевательств и пыток украинских политических заключенных... профанации и глумления над памятью Героев украинского освободительного движения, раскапывания могил и уничтожение крестов. Боевик ударил не только в Перацкого, как личность, а в Перацкого, как реализатора польской оккупационной политики на Западно-Украинских Землях".

В качестве небольшого отступление, чтобы современному читателю было понято о каких могилах идет речь для чего процитирую, выдержу с книги Я. Святко "Миссия Бандеры" Львов. Галицкий издательский союз. 2003г. "Народ всегда вспоминал погибших за его свободу. На могилах Сичевых Стрельцов проводились массовые мероприятия на Пасху и в начале ноября. Но не в каждом селе была могила Сичевых Стрельцов. Для распространения акций почитания, было начато насыпание по селам своего рода могил Неизвестного Стрельца. Власть запрещала насыпание таких могил, полиция их раскапывала. Но при насыпании могил украинские священники освящали их и поэтому разрушение могил, вызывало возмущение религиозных чувств населения... Два раза полиция раскидывала могилу в с. Веринь, а на третий раз, в могилу было зарыто самодельную бомбу. На кресте повесили предупреждение о том, что могилу раскапывать нельзя. Полиция предупреждение проигнорировала и когда вынимали крест с земли, бомба взорвалась. Один из полицейских был убит"

Можно ли эти действия полиции считать глумлением над могилами?

Но вернемся от политических заявлений к хронологии событий зафиксированной документами.

Прибывшая на место полиция организовала осмотр место происшествия и розыск убийцы по горячим следам.

К окончанию первого дня удалось установить следующее:

1. Работники кафе Юзеф Зайонц, Генрик Опольський и Адам Давда показали, что убийство совершил молодой мужчина, одетый в летний зеленый плащ, который так же держал в руках и пакет. На голове была шляпа песочного цвета. Они начали его преследовать, но незнакомец сумел скрыться. При этом он уронил имевшийся с собой пакет.

На основании описаний свидетелей был составлен словесный портрет подозреваемого: блондин, правильный черты лица, без усов и бороды, лицо загорелое, рост средний, одетый в костюм темного цвета.

Попытка преследования подозреваемого вышеназванными свидетелями не увенчалась успехом, поскольку неизвестный начал отстреливаться из револьвера.

2. Полицейские постовые Станислав Багынски и Владислав Обребски показали, что они начали преследовать неизвестного преступника на ул. Коперника при этом преследуемый начал отстреливаться и ранил Обребского. После чего преступник, на ул. Щигльон, внезапно скрылся с их поля зрения.

3. Во время осмотра всех близлежащих домов в этом районе, в подъезде д.N4 по ул. Окульник, на площадке 4-го этажа был найден плащ, в котором по свидетельству очевидцев убийства Перацкого, находился неизвестный преступник. В карманах плаща были найдены платный билет за вход в парк за 9 число и сине-желтая кокарда, которую как было хорошо известно полиции, носили украинские националисты в Западной Украине.

4. При осмотре места происшествия были найдены три гильзы и из мебели и стен извлечены 2 пули. Экспертизой установлено, что пули выстреляны с автоматического револьвера калибра 7.65мм производства Испании, и боеприпасы (патроны) имеют марку "Д.В.А." и являются немецкого производства, не находящиеся в свободной продаже на территории Польши.

Пуля, извлеченная с головы Перацкого, имела аналогичное происхождение.

5. Так же на улице вблизи кафе был найден летняя шляпа, песочного цвета в которую убийца потерял, убегая от преследования.

6. При осмотре брошенного подозреваемым пакета было установлено, что это – самодельная бомба. По заключении экспертов бомба взорвалась в виду неразбитая ампулы с азотной кислотой. Сила взрыва этой бомбы могла равняться 3-5 ручным гранатам.

И это была первая удача следствия, та ниточка, с которой началось успешное расследование уголовного дела. Этому поспособствовало то обстоятельство, что ранее, 14 июня 1934 г. полиция при проведении проверок лиц заподозренных причастности к Организации украинских националистов (ОУН) в г. Кракове в доме у Ярослава Карпинца (29-ти лет) обнаружила подпольную химическую лабораторию.

В досье польской полиции Карпинец значился как украинский националист под псевдонимами: "Цыган", "Изидор"

Анализ изъятых у Карпинца материалов и устройств, показал, что именно с них была изготовлена, изъятая в Варшаве 18 июня, неразорвавшаяся бомба.

Сам Карпинец, отрицал свою причастность к изготовлению, каких либо взрывных устройств, утверждая, что лаборатория была ему нужна для научной работы.

Таким образом, на основании собранных на протяжении первого дня данных, полиция пришла к однозначному и обоснованному материалами уголовного дела выводу, что убийцу нужно искать среди членов ОУН.

Информация для размышления:

На территории Западной Украины в разное время действовали различные легальные, полулегальные и нелегальные организации, ставившие своей целью защиту украинских национальных интересов. В 1920 году в Праге группа офицеров основала "Украинскую военную организацию" (УВО), поставившую цель борьбы с польской оккупацией. Вскоре во главе УВО стал бывший командующий "сичевых стрельцов", опытный организатор и авторитетный украинский политик Евген Коновалец. Наиболее известная акция УВО – неудавшееся покушение на главу польского государства Юзефа Пилсудского в 1921 году.

Под патронажем УВО находились патриотические молодёжные организации. В 1929 году в Вене украинские молодежные организации при участии УВО провели объединительный конгресс, на котором и была учреждена Организация украинских националистов (ОУН). Позже в 1932 году произошло слияние ОУН и УВО.

Хотя Польша оккупировала Западную Украину, но легитимность ее власть над западно-украинскими землями некоторое время оставалась проблематичной с точки зрения стран Антанты. Этот вопрос являлся предметом претензий к Польше со стороны западных держав, особенно Англии и Франции.

Украинское же большинство, Западной Украине зная об этом, отказывалось признать законность польских властей над собой. Подверглись бойкоту перепись населения 1921 года, выборы в польский сейм в 1922 году.

Как и всякая революционная организация, ОУН сразу же сосредоточила основное внимание на пропаганде идеи независимости Украины и терроре, направленном против представителей польской администрации и сотрудничавших с ней коллаборационистов, которых презрительно называли "хрунями".

С первых дней своего существования ОУН переняла методы российских революционеров – вновь созданная организация нуждалась в деньгах, добыть которые можно было только путем нападений в первую очередь на отделения польского банка и почты.

Особую роль в ОУН играл индивидуальный террор. Убийства представителей польской администрации всегда считались в ОУН делом чести, а если боевику удавалось уйти от преследования, его карьеру в организации можно было считать обеспеченной.

К 1930 году обстановка обострилась. В ответ на акции неповиновения украинского населения польское правительство приступило к широкомасштабным операциям по "пацификации" населения, в нынешней терминологии – "зачистке" от националистически настроенных элементов ряда территорий Западной Украины.

Продолжения расследования: На протяжении двух последующих дней полиция не достигла большего прогресса в расследовании, но 18 июня 1934 г в полицию добровольно явился Измаил Чернов, проживающий в ночлежном доме по ул. Вольской,42 в Варшаве и дал показания о том, что 15 июня с ночлежного дома пропал неизвестный ему мужчина, вещи которого остались в его комнате.

Проведенной проверкой установлено, что неизвестный, о котором говорил Чернов, есть Влодзимеж Ольшанский, который прибыл в Варшаву 12 июня 1934 г. из Львова, о чем он предъявил хозяйке ночлежного дома свои документы.

Предъявленные полицией хозяйке ночлежного дома и жильцам, плащ и шляпа, брошенные неизвестным преступником, убившим Перацкого, были ими опознаны как предметы принадлежащие Влодзимежу Ольшанскому. Описание личности сделанное этими свидетелями полностью совпали с описания очевидцев убийцы.

Срочной проверкой в Львове, было установлено, что там проживают два лица с такими данными, но оба хотя и состоят на учете, как украинские националисты в момент убийства Перацкого достоверно находились в Львове.

В безуспешных поисках убийцы, полиция провела еще 4 дня, когда 22 июня 1934г. когда посланный в г. Гданьск в связи с убийством Перацкого, начальник следственной службы г. Львова Юзеф Будни установил появления в обществе Андрея Федины (32-х лет) видного функционера и резидента ОУН-УПА в этом городе, значащим в полиции как украинский националист под псевдонимами: "Моисей", "Сак", "Саковский" "Смок", и ранее неизвестного полиции украинца, плохо ориентирующегося в городе.

При этом оба, тщательно конспирировали все встречи между собой. После этого Федина и присоединившаяся к ним неизвестная женщина, проводили незнакомца на пароход, идущий в немецкий город Звинемюнде.

На основе полученной от Юзефа Будни информации, польская полиция, заподозрив в неизвестном, убийцу Перацкого, потребовала от немецкой полиции, немедленно задержать неизвестного.

По прибытии парохода, немецкой полицией с участием польского консула было установлено, что разыскиваемый есть подданный Польши – Евгений Скиба, но документы на его прибытие в Германию явились поддельными. По настоянию польской полиции Скиба был доставлен самолетом в Варшаву, где допрошен по делу об убийстве Перацкого. При этом Скиба отрицал всякую свою причастность к этому делу, заявляя так же, что он никогда ранее не был в Варшаве.

Но к этому времени полицией было достоверно на основе показаний свидетелей установлен, факт нахождения Скибы в доме Карпинца, где была изготовлена бомба.

Одновременно полиция также установила подлинное имя Скибы – Николай Лебедь, (24-х лет) член УВО с 1929р. который, значился в картотеках полиции под псевдонимами: "Чорт", "Игорь", Максим Рубан", "Ярополк". и который уже находится в розыске на вооруженное нападение на почту в Городку Ягелонском 30 ноября 1932 г.

Получив в свое распоряжение такого важного подозреваемого, полиция правильно сконцентрировала основное свое внимание на проверке Лебедя к причастности к убийству Перацкого.

Эти усилия дали свой результат и уже 4 июля 1934г. в Варшаве, была найдена квартира, которую Лебедь снимал с 15 мая под именем Сварычевского, и которую бросил 16 июня 1934г. оставив там часть своих вещей. Хозяйка квартиры опознала Лебедя как Сварычевского, тогда же в поле зрения полиции попала и некая Ванда Квецинская, "невеста" Сврычевского, как он представил ее хозяйке квартиры. Для нее Лебедь нанял другую квартиру на ул. Служевской 3.Поиск этой женщины не дал результатов, поскольку фамилия была вымышлена.

Допрошенный с учетом собранных доказательств, подозреваемый Лебедь признал свое участие в вооруженном нападении на почту и факты проживания с "невестой" в Варшаве. Но при этом отрицал свою всякую причастность к убийству Перацкого и отказался назвать свою невесту.

К этому времени, на основании свидетельских, показаний было установлено, что Лебедь неоднократно бывал в кафе на месте убийства и 15 июня 1934 года его маршрут по Варшаве. В течение 15 июня 1934г. маршрут Лебедя два раза пересекался с маршрутом бегства убийцы, что еще более усилило подозрения полиции к Лебедю как возможному организатору и руководителю убийства Перацкого.

Между тем, планомерная и целенаправленная работа полиции по отработке членов ОУН как возможных убийц Перацкого дала еще один неожиданный, но важный положительный результат.

12 сентября полиция г. Львова сообщила, что житель города Львова Григорий Мацейко, (21 лет) боевик ОУН состоящий на учете под псевдонимом "Гонта", по месту своего проживания длительное время отсутствует. При предъявлении фото Мацейко хозяйке ночлежного дома и ее постоянным постояльцам, было установлено, что Григорий Мацейко и Влодзимеж Ольшанский одно лицо. Последующее предъявления фото очевидцам убийства так же дало положительные результаты – Г. Мацейко был опознан как лицо, совершившее убийство Перацкого.

Все усилия найти Мацейко на территории Польши не давали результатов. Кроме того факта, что после бегства с Варшавы, Мацейко на несколько дней остановился в г. Люблине у некого Якова Чорния, (27-ми лет) студента Люблинского университета Члена ОУН с 1929г. известного полиции под псевдонимами "Ударник", "Пуля" "Мушка".

Но зато уже 7 октября 1934 г. полиция установила, что на месте своего проживания во Львов с Гданьска вернулась некая Дария Гнаткивская. (22-х лет)

Допрошенная в Львове Гнаткивская признала свое знакомство с Лебедем, но отрицала фат пребывания с ним в Варшаве в июне 1934. Будучи доставленной, в Варшаву и допрошенной, с учетом собранных в отношении нее доказательств, признала свой и Лебедя факт нахождения в Варшаве и то, что 15 июня они, с Лебедем узнав об убийстве Перацкого, они срочно покинули Варшаву и поехали в г. Гданьск. Дальнейшее расследование установило, что Гнаткивская является, членом ОУН и одновременно одной из пяти женщин разведчиц в КЭ ОУН, известной под псевдонимом "Ода".

.

В ходе продолжающегося расследования полиции удалось, существенно продвинутся, в расследовании дела с помощью Ярослава Карпинца, который в своих показаниях признал, что в ОУН вступил летом 1933г.

Карпинец сознался, что на основании приказа ОУН изготовил бомбу, которую передал студенту Климишину Николаю (25-ти лет) Сам Климишин, значился в полиции как активный член ОУН известный под псевдонимами "Недобитый", "Непобедимый"

На основании собранных данных полицией было достоверно установлено, что следы организаторов и исполнителей убийства Перацкого ведут в г. Львов, где и до убийства Перацкого, так же, членами ОУН. был совершен ряд тяжких преступлений.

Одним из таких преступлений было убийство 3 мая 1934г. в Стрийском парке г. Львова студента Якова Бачинского, застреленного группой неустановленных лиц.

При исследовании пуль и гильз, изъятых с места убийства Бачинского, с пулями и гильзами с места убийства Перацкого, судебно-баллистической экспертизой было установлено, что убийство Бачинского и Перацкого, совершено с одного и того же револьвера.

В начале ноября 1934г. (по официальной версии), пражская полиция при проведении обыска в доме Сенника Емельяна, (43-х лет) занимавшего в то время должность Канцлера ОУН, известный полиции как один из основателей УВО, под псевдонимами "Грибовский", "Канцлер", "Урбан" было изъято и передано полиции Польши около 2 тыс. документов. Это были личные учетные карточки на 2 тысяч функционеров ОУН, переписка, отчеты про финансовую помощь от правительства Литвы. Полученные документальные данные позволили в краткий срок изобличить и арестовать 62 членов ОУН и все их связи. В дальнейшем эти документы получили название "Архив Сенника".

А по неофициальной версии провал и сдача главного архива ОУН произошел вследствие предательства в рядах ОУН, польская полиция агентурным путем, сумела уже в начале июня 1934 года заполучить вышеназванные документы.

Следует признать, что наличие этого архива в распоряжении польской полиции дало ей огромные преимущества как в расследовании обстоятельств убийства Перацкого, так и дальнейшей борьбы с ОУН. И по существу этот провал и сдача полиции главного архива ОУН, потом к 1940 году, явилось основной причиной раскола ОУН на "бандеровцев" и "мельниковцев". Но это уже другая история.

В ходе дальнейшего расследования дела об убийстве Бачинского было установлено, что его совершению причастны: Евген Качмаровский (24-х лет), известный боевик ОУН, ранее судимый за вооруженное нападение, который 31 марта 1934 г. пытался ножом зарезать Бачинского, и 9 мая 1934 г. Бачинского был убит с револьвера Роман Мигаль (24-х лет), (член ОУН, командир отдела боевой разведки КП ОУН) и Роман Сенькив (25-ти лет) (боевик ОУН). Все вышеперечисленные лица, будучи арестованы в сентябре 1934г., полностью признали свою вину и дали показания.

При этом Роман Мигаль показал, что орудие убийства – револьвер он передал члену ОУН Богдану Пидгайному. проходящий в полиции под псевдонимом "Бык"

Для справки: Пидгайный Богдан (31-го лет) – член УВО с 1923г., 19.10.1926г. совместно с Р. Шухевичем совершил убийство польского школьного куратора Яна. Собинского за перевод украинских школ на обучение на польском языке. В 1993г. Пидгайный стал референтом Боевой референтуры КЭ ОУН.

Сам Пидгайный 14 июня 1934г. как это усматривается с обвинительного заключения, был арестован полицией вместе с руководителем ОУН Степаном Бандерой (26 лет), на основе данных полученных польской полицией из выше упоминавшегося "Архива Сенника".

Но в литературе встречается и другая версия, что арест Пидгайного и Бандеры был превентивной мерой полиции пред приездом в. Польщу министра пропаганды Германии Геббельса.

Краткая справка: Бандера Степан, псевдонимы: "Баба", "Серый" "Лис", (01.01.1909г.р. с. Угринив Калушского уезда.

С 1919 по 1927г.г. студент Украинской гимназии в г. Стрий

1928-1933 года студент агрономического отделения

Львовского университета, член разных украинских националистических организаций.

С 1928 г. вступил в УВО в отдел разведки и пропаганды.

С 1929 г. член ОУН, в 1931 г. назначен референтом пропаганды КЕ ОУН.

В 1932-33г.г. заместитель, а в 1934г. краевой руководитель ОУН

Не смотря на тотальную активизацию действий польской полиции и массовые аресты членов ОУН и ряда их руководителей, преступления, совершаемые членами ОУН продолжились, так 25 июля 1934г. в г. Львове был застрелен директор государственной гимназии с украинским языком обучения Иван Бабий.

Полицией было установлено, что данное убийство совершили боевики ОУН в частности Михаил Цар, (20-ти лет) который что бы ни быть арестованным, покончил жизнь, самоубийством выстрелив себе в рот.

В связи с причастностью к этому убийство 10 сентября 1934г. был в г. Львове арестован студент Иван Малюца. (24-х лет) (оргреферент ОУН), известный под псевдонимами "Черный", ""Крук".

Как уже выше отмечалось, что наличие в руках польской полиции этого "Архива Сенника" помогло ей склонить на свою сторону подследственных Малюцу, Мигаля, Качмарского та Пидгайного, которые сознались в причастности к ОУН, подготовке к убийству Перацкого и дали полиции необходимые показания.

На основании их показаний было установлено, в октябре 1933 года, что Степан Бандера как руководитель КЭ ОУН поручил Николаю Лебедю с целью активизации боевой работы – совершения ряда террористических актов против высших государственных лиц Польши. При этом Бандера потребовал от Романа Мигаля оказания помощи Лебедю в организации ряда конспиративных квартир и предоставлении ему помощника – женщины. По показаниям Ивана Малюцы при выполнении этого поручения Бандеры он лично встречался 10и 15 мая 1934 с Лебедем и последний рассказал ему, что прибыл с Берлина. А до того был в Бельгии и Женеве. И что так же встречался с хорватскими националистами "усташами" и даже проходил в их лагере боевую подготовку.

При этом Лебедь пояснил, что зарубежное руководство ОУН, приняло решение перейти от "эксов" (т.е. от нападений для завладения деньгами и др. ценностями) до "мокрых" дел.

В мае 19934г. Бандера лично выбрал из членов ОУН для оказания помощи Николаю Лебедю разведчицу ОУН Гнаткивскую Дарью. Кроме того, Бандера лично выслал в Варшаву 12 июня на вымышленное имя для Гнаткивской, денежный перевод на 100 злотых.

Пидгайный Богдан показал, что по поручении Бандеры который на протяжении 1933-1934 годов готовился на основании решения специальной конференции ОУН в апреле 1933 года в Берлине (в которой Бандера принимал участие как руководитель КЭ ОУН) совершить ряд террористических актов против государственных деятелей Польши – начальника следственной части полиции г. Кракова, министра Наконечникова-Клюковского и советника Ивахова., оказывал ему помощь в подборе исполнителей и закупку оружия и боеприпасов. В частности он с помощью Качмарского приобрел револьвер испанского производства, калибра 7.65 мм и две обоймы патронов к нему.

Тогда же в июне 1934г. Бандера хотел вначале совершить убийство заместителя тюремной охраны г. Львова Владислава Коссобузского и на это добровольно вызвался подчиненный Пидгайному боевик ОУН Григорий Мацейко.

При этом Мацейко, в мотивирование своего поступка, заявлял, что хочет тем самым смыть свою вину за задержание и передачу в руки полиции, по незнании истинных мотивов поступка, другого боевика ОУН Ивана Мыцика, который 16 июня 1931г. убил Евгения Бережницкого, заподозренного в роли провокатора проникшего в ряды ОУН.

И за что Мыцик был приговорен к 15 годам лишения свободы.

Но Бандера изменил свое намерения и дал Мацейко другое задание, не постав о его существе других членов ОУН. При этом Пидгайный по указанию Бандеры передал Мацейко пистолет, с которого ранее был убит Бачинский, хотя и не сообщил ему об этом.

После того как Мацейко уехал в Варшаву, Качмарский ему сказал, что Мацейко поехал на "Перацкого".

В разговоре с Бандерой Пидгайный узнал, что действительно Мацейко поехал в Варшаву, но о том, чем ему там надо будет заняться, его должны были уведомить на месте. Сам Бандера был страшно недоволен своим выбором Мацейко и его поведением, в частности написания родителям прощального письма, называл "дураком" и намеревался отозвать из Варшавы. Дата покушения на Перацкого, Бандерой точно никем не была определена.

Но 14 июня 1934 г., он и Степан Бандера были арестованы львовской полицией и уже ничем не могли руководить или повлиять на ход дальнейших событий.

В виду ареста Степана Бандеры, его место занял Роман Шухевич, (27-ми лет) который через Малюцу пытался связаться с Лебедем в Варшаве, но найти его быстро не смогли. 15 июня 1934г. им с газет стало известно об убийстве Перацкого и необходимость связи с Лебедем отпала.

С показаний Мигаля и Качмарского, стало известно, что Мацейко вернулся во Львов в первых числах июля 1934г. и тогда же на конспиративной встрече рассказал Мигалю, Качмарскому, что это он совершил убийство Перацкого.

До убийства ему помогал один человек по фамилии "Скиба", который в день убийства передал ему бомбу и с которым он должен был встретиться после убийства Перацкого в условном месте. Но этот "Скиба" в условленное место не явился и тогда Мацейко пешим ходом покинул Варшаву, а затем поездом добрался до Люблина, на конспиративную квартиру, откуда и прибыл во Львов.

Об обстоятельствах убийства Мацейко рассказал, что когда бомба, переданная ему "Скибой", не сработала, он, достав револьвер, несколько раз выстрелил в министра Перацкого и убежал из кафе. По пути выбросил револьвер в речку.

В ходе встречи Мацейко попросил дать ему временное убежище, что бы он смог вскоре покинуть Львов и незаконно перейти границу Чехословакии.

05 августа 1934 г. Мацейко с помощью членов ОУН Екатерины Зарицкой известной под псевдонимами "Монета", "Маня", "Орися", "Калина" Легенда" (21 лет) и Ярослава Рака (26 лет) известный под псевдонимом "Мортек" пересек границу Чехословакии

Причины, заставившие Ивана Малюцу дать признательные показания против своих товарищей заключались не в перевербовке его полицией, а в личной трагедии – и мести Степану Бандере. Так в свое время Малюца получил приказ ликвидировать Р. Мигаля за невыход на связь с Бандерой, но не выполнил его.

Тогда боевики ОУН убили сотрудницу и подругу Малюцы Марию Ковалюк. Это как сказал в своей речи на суде Малюца; "Стало последней каплей, которая переполнила чашу моего терпения. ОУН – это организация, которая признает только индивидуальный террор. Ее методы и тактика загнали нас в угол без выхода. Террор ОУН создал о нас такое мнение среди общественности, что практически сделало невозможным, создание независимой украинской державы ОУН не есть, никогда не была и не будет полезной народу Украины, ОУН есть наследница УВО, которая не признавала ничего, кроме террора".

По делу в качестве свидетелей были привлечены так же и члену ОУН – Ярослав Сопольский та Ярослава Макарушки. Последний из них, прямо охарактеризовал деятельность ОУН как опасную для молодежи, что ОУН учит демагогии и террору против собственного народа.

С 18 ноября 1935 по 13 января 1936 года в Варшаве происходил суд над двенадцатью членами ОУН, обвиненными в соучастии в убийстве министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого.

Вместе с Бандерой судили Дарию Гнаткивскую, Ярослава Карпинца, Богдана Пидгайного, Николая Климишина, Ивана Малюцу, Якова Чорния, Евгения Качмарского, Романа Мигаля, Екатерину Зарицкую, Ярослава Рака, Николая Лебедя.

Политический процесс не стал обычной политической расправой, подсудимые и свидетели использовали его для пропаганды идей ОУН. Все подсудимые, кроме одного, отказались отвечать на польском языке, требуя права разговаривать, на украинском. Так же вели себя и свидетели.

Парадоксально, но когда обвиняемые и свидетели не могли высказываться, пропагандой идей ОУН пришлось заниматься защитникам. Это самые известные украинские адвокаты, доктора права, которые после окончания процесса получили специальную благодарность от Собрания украинских адвокатов за "труд и жертвенность в защите украинской молодежи". Выступления адвокатов были ярким свидетельством того, насколько дело ОУН было важным и для старших и уважаемых в обществе украинцев

. Даже поляки замечали, что "в истории польского судопроизводства еще никогда не было записано, чтобы суд отклонял столько заявлений защитников".

Приговор был зачитан 13 января 1936 года – по украинской традиции под вечер Нового года. Степан Бандера, Николай Лебедь и Ярослав Карпинец к смертной казни с заменой, на основании последующей амнистии, пожизненным заключением. Николай Климишина и Богдан Пидгайного к пожизненному заключению, Дарью Гнаткивскую к 15 годам тюрьмы, Иван Малюцу, Роман Мигаля и Евгений Качмарский к 12 годам тюрьмы, Екатерина Зарицкая к 8 годам л/с, Ярослав Рак и Яков Чорний – к 7 годам л/с.

На эту весть украинское общество Западной Украины отреагировало национальным трауром – отменены все спектакли по случаю празднования Нового года, а на многих украинских хатах появились черные флаги.

Изучением материалов обвинительно заключения и другой литературы по этому вопросу позволило сделать следующие выводы:

1. ОУН в 1934г. была революционной, террористической организацией украинских националистов, с которой Польша как государственное образование боролась всеми дозволенными суверенному государству способами и методами.

Террористическая составляющая усилилась именно с назначением Степана Бандеры Руководителем КЭ ОУН. Можно так же утверждать, что ОУН и до этого не была дискуссионным клубом в области философии национального мировоззрения, поскольку подавляющее большинство членов ОУН были людьми практического действия. И вот громкое убийство министра Перацкого, вынесло имя доселе никому не известного студента Степана Бандеры, с подполья к мировой известности, позволившей ему, оттеснив на второй план других лидеров, занять место Вождя в ОУН., которое он бессменно и занимал на протяжении следующих 20 лет...

2. Убийство министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого явилось ситуативным и не спровоцированным самим потерпевшим. Скажем незаконными или преступными действиями по занимаемой им должности, и само убийство было непосредственно организовано С. Бандерой и Н.Лебедем, без конкретной санкции на это зарубежного руководства ОУН на тот момент Е. Коновальца. Задание Коновальца сводилось к тому, что надо убить не важно кого, но представителя государственной власти, занимающего высокий пост, и что сделать это должен боевик ОУН-самоубийца, путем подрыва самодельной бомбы.

3. Несмотря на длительность подготовки, и разработки плана, убийство было выполнено непрофессионально, и удалось по чистой случайности. В основном из-за пренебрежения самим Перацким мерами собственной безопасности. Поэтому говорить о каких то сверх усилиях или жертвах среди членов ОУН ради осуществления этого террористического акта не приходится.

4. Убийца Перацкого – Г. Мацейко это "штрафник" он действовал не по идейным или моральным мотивам, а "искупал вину" пред ОУН и лично перед Бандерой, как мы видим, скорого на безжалостную физическую расправу над неугодными и провинившимися.

5. КЭ ОУН под руководством С. Бандеры в мае-июне 1934 г. испытывала недостаток денежных средств и входе следствия и суда не установлено причастности немецких спец. служб к организации, обучении и финансировании ОУН. Немецкие власти так же добровольно и безоговорочно выдали Польше одного из организаторов убийства Н.Лебедя. Чего бы, немцы не допустили, если бы Бандера и Лебедь были по состоянию на июнь 1934 года агентами их разведки. Поэтому миф о заказе "Перацкого" Гитлером не нашел своего подтверждения.

6. Во время, досудебного следствия и проведения суда, польская власть, желая выглядеть перед западным миром демократическим государством, придерживалась норм уголовно процессуального кодекса и не допускала грубых нарушений прав обвиняемых, в том числе и на защиту.

Поэтому можно сделать однозначный вывод, что вина обвиняемых в соответствии с тогдашним польским уголовным законодательством была полностью доказана и обвиняемые и их защитники не оспаривали обвинение по сути инкриминированных преступлений. Не ставился ни ОУН-УПА, ни другими национальными партиями и движениями вопрос о реабилитации обвиняемых и после окончания второй мировой воны, поэтому и сам приговор никто не отменял и юридически они все обвиняемые остались осужденными преступниками.

Для сравнения, по поводу наказания, избранного обвиняемым за аналогичное преступление сегодня приведу ст.112 действующего ныне УК Украины "Покушение на жизнь государственного или общественного деятеля", которой установлено, что покушения на жизнь Президента Украины... члена кабинета министров..., совершенное в связи с их государственной или общественной деятельностью – наказывается лишением свободы на строк от 10 до 15 лет или пожизненным заключением". Как видим это не предел для современного государства, а что говорить о Польше 1934 года, зажатой между двумя империями, и только что восстановившей свою государственность.

7. Так же следует признать, что Польше в связи с началом второй мировой воны не удалось полностью подавить деятельность ОУН, которая с падением Польши и присоединения Западной Украины к СССР получила новую питательную среду деятельности. В новой геополитической обстановке ОУН быстро, восстановила свою численность до 20000 человек и вследствие этого, длительное времени вооружено противостояла двум империям – фашисткой Германии и СССР.

8. Варшавский процесс вызвал повышенный интерес в мире к событиям Западной Украине и, польское правительство не осмелилось привести приговор в исполнение. Одновременно были начаты переговоры с легальными украинскими политическими партиями и Греко-католической церковью о "нормализации" украинско-польских отношений. Как результат этих контактов Бандере, Карпинцу и Лебедю смертная казнь была заменена пожизненным заключением. Тем самым поляки косвенно признали нарушения с их стороны прав проживающих на территории Польши украинцев.

А вот если бы Бандера с товарищами, убили министра внутренних дел Украинской советской социалистической республики? То помиловали бы их, в нашем "самом гуманном в мире суде"? пошли бы коммунисты на переговоры с националистами? Я думаю, что нет. Их бы расстреляли "как бешеных собак" сразу после суда. И никто бы никогда не нашел их могил.

Но хотя это уже другая история, все же необходимым кратко рассказать о том, что было дальше, как в мире восприняли процесс над Бандерой и его товарищами и чем все закончилось.

Несколько попыток подготовить его побег Бандеры из тюрьмы не имели успеха. За решеткой Бандера просидел до 1939 го и содержался в тюрьме в условиях строгой изоляции. После нападения Германии на Польшу город, 13 сентября 1939 года в котором находилась тюрьма, подвергся бомбардировке, тюремная охрана разбежалась, а Степана Бандеру выпустили из камеры, освободившиеся ранее заключенные украинцы.

Отдельно необходимо остановится на влияние Варшавского процесса, на украинское население Польши. А вот для особо любознательных характерные отзывы современников этих событий.

Польский журнал "Бунт Млодых" 20 декабря 1933 года в статье "Без пяти двенадцать" писал: "...Таинственная ОУН – Организация Украинских Националистов – сильнее всех легальных украинских партий вместе взятых. Она господствует над молодежью, она формирует общественное мнение, она действует в страшном темпе, чтобы втянуть массы в круговорот революции... Сегодня уже понятно, что время работает против нас. Каждый староста в Малопольше и даже на Волыни может назвать несколько сел, которые до недавнего времени были полностью пассивными, а сегодня они стремятся к борьбе, готовы к антигосударственным акциям. А это значит, что сила противника возросла, а польское государство многое утратило".

Убийство Перацкого и варшавский процесс вызвал так большой ажиотаж и по всей Польше. Известный польский журналист и политик Ксаверий Прушински, еще в начале процесса писал в "Вядомосьцях Литерацьких" (ч.50, 15.12.1935):

"Процесс против украинских террористов, который ведется уже более трех недель и понемногу меняет то свое лицо, которое мы видели в начале расправы... Теперь вот, вместо "типов с угрюмым видом", – видим двух девушек и нескольких ребят, молодых, и даже молоденьких, которые смотрят нам в глаза смело и ясно. "Исподлобья", как писала пресса, не смотрит ни Гнаткивская, ни Лебедь, ни тот 26-летний руководитель революционной Экзекутивы и ее Трибунала, свихнувшийся студент – политехники Бандера, которому разве поверим на слово, что его искали под четырьмя псевдонимами боевика.

Странно, что можно целыми месяцами охотиться на ближнего, как на зверя, а после этого смотреть так ясно в глаза целому миру. За параграфами, которые зачитал прокурор, стоит, по-видимому, смерть. В лучшем случае, стоит если не конец жизни, то конец только что начатой молодости, еще не перешумевшей. Уже теперь должна бы войти в жилы этих людей мертвенность, замирание и отяжелелость долгих лет тюрьмы. Но у них этого нет...

Те люди убили, – желая служить делу своего народа. Мы не думаем, что таким образом они ему хорошо служили. Успешно служат они ему только теперь: три четверти польской прессы, которая в течение семнадцати лет не хотела знать слова "украинский", в течение этих трех недель выучили это слово и уже его не забудут"

А потом началась вторая мировая война, Польша пала, при разделе ее территории между Германией и СССР, Западная Украина отошла к СССР, в 1941 году Германия напала на СССР, и пролилось море крови и море слез, родились новые герои и анти – герои.

Да и как им не родится, если советская власть с первых дней занятия территории Западной Украины принялась с усердием подавлять инакомыслие, выявлять классовых врагов и насаждать коллективизацию и социализм. И вот тогда, все польские притеснения и "пацификации" показались населению детскими забавами, ибо никто уже не соблюдал никаких законов и не считался с ценностью человеческой жизни как таковой. И что бы было с населением Западной Украины, если бы не бойцы ОУН?

В подтверждение этого, принимая во внимание ограниченный обьем статьи, хочу все же привести только один исторический документ, как иллюстрацию того, с какими крайними методами подавления, столкнется ОУН и все население Западной Украины, когда туда придут войска СССР, а за ними и органы безопасности с их карательной машиной. Именно с их помощью уже было осуществлено массовое изъятие хлеба и других сельскохозяйственных продуктов на Украине, что вызвало в 1933г. голод, унесший жизни от 7 до 10 миллионов человек.

Вот тот документ, который говорит сам за себя.

ПРИКАЗ

Полномочной Комиссии ВЦИК N 116 г. Тамбов

23 июня 1921 г.

Опыт первого боевого участка показывает большую пригодность для быстрого очищения от бандитизма известных районов по следующему способу чистки.

Намечаются особенно бандитски настроенные волости, и туда выезжают представители уездной политической комиссии, особого отделения, отделения военного трибунала и командования вместе с частями, предназначенными для проведения чистки. По прибытии на место волость оцепляется, берутся 60 100 наиболее видных лиц в качестве заложников, и вводится осадное положение. Выезд и въезд в волость должны быть на время операции запрещены.

После этого собирается полный волостной сход, на коем прочитываются приказы Полномочной Комиссии ВЦИК N 130 и 171 и написанный приговор для этой волости. Жителям дается 2 часа на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей, и население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения заложники будут расстреляны через 2 часа.

Если население бандитов и оружия не указало по истечении двухчасового срока, сход собирается вторично и взятые заложники на глазах у населения расстреливаются, после чего берутся новые заложники и собравшимся на сход, вторично предлагается выдать бандитов и оружие. Желающие исполнить это становятся отдельно, разбиваются на сотни, и каждая сотня пропускается для опроса через опросную комиссию (представителей Особого отдела и Военного трибунала).

Каждый должен дать показания, не отговариваясь незнанием. В случае упорства проводятся новые расстрелы и т.д. По разработке материала, добытого из опросов, создаются экспедиционные отряды с обязательным участием в них лиц, давших сведения, и других местных жителей и отправляются на ловлю бандитов

По окончании чистки осадное положение снимается, водворяется ревком и насаждается милиция. Настоящее Полномочная Комиссия ВЦИК приказывает принять к неуклонному исполнению.

Председатель Полномочной Комиссии

Антонов-Овсеенко

Командующий войсками

Тухачевский

Мне могут возразить, что Тухачевского и Антонова-Овсеенко "отец народов" товарищ И.В. Сталин к моменту вхождения Западной Украины в СССР уже расстрелял. Это точно, но не за этот приказ и не за эти массовые убийства мирного населения.

И карательная машина под руководство "товарища" Берии Л.П. с тех пор только усовершенствовалась. И есть ли другие законные меры борьбы с этими нарушениями прав человека, кроме вооруженного восстания угнетенного населения?

Окончательно же советской властью военно-политическая деятельность ОУН – УПА на территории Украины была подавлена методами террора и массовых репрессий среди поддерживавшего их населения, только к 1953 году.

Судьба участников Варшавского процесса:

Степан Бандера – находясь на посту Руководителя ОУН (б) убит в 1955 году агентом госбезопасности СССР Богданом Сташинским.

Николай Лебедь – в 1949г. эмигрировал с США, где занимался научно-исследовательскими работами по истории УПА.

Дарья Гнаткивская – в 1944 г. вместе с дочерью была арестована гестапо и вместе с дочкой, отправлена в концлагерь Равенсбрюк. В 1950г. эмигрировала в США, где проживала вместе с Николаем Лебедем.

Ярослав Карпинец – погиб в борьбе с большевиками. Дату смерти достоверно установить не удалось

Николай Климишин – осужден немцами в 1942г. на 2.5. года в концлагере Освенцим. Освобожден в 1944г. В 1949 г. переехал в США, где работал в ОУН референтом по воспитанию молодежи.

Богдан Пидгайный – в 1943г. вступил в дивизию "Галичина". В 1945г. сдался английским воскам в Австрии и был интернирован. После войны проживал в Германии, а в 1956 г. эмигрировал в Канаду.

Иван Малюца – после 1939г. отошел от политических дел. Во время второй мировой воны был призван в немецкую армию переводчиком. Погиб под Сталинградом.

Яков Чорний – в 1943 г. арестован гестапо как член ОУН. Освобожден в 1944г. и приял участие в военных образованиях УПА. Погиб с бою с войсками НКВД при переходе границы.

Евген Качмарский. освободился в 1939г. В 1941г. служил заместителем начальника украинской полиции в Львовской области.

Роман Мигаль – погиб в начале второй мировой воны, возвращаясь с заключения.

Екатерина Зарицкая – в 1947г. арестована агентами НКВД и на свободу вышла только в 1972. Умерла в 1991г. в г. Львове

Ярослав Рак – в 1941-1944 заключенный Освенцима. После освобождения проживал в Германии, работая в разных структурах ОУН. В 1970г. эмигрировал в США.

Григорий Мацейко – после бегства в Чехословакию в 1934г. эмигрировал в Аргентину под вымышленной фамилией Петра Книша.

Работал в Аргентине строителем. По приказу ОУН был отстранен от всякого участия в украинской общественно-политической жизни. Умер в 1966г в пригороде Буенос – Айреса

Современные граждане Украины, основная масса которых, измученная многолетней борьбой за выживание в водовороте экономических и политических неурядиц, не слишком рефлектирует по поводу исторических коллизий, и потому относительное социальное спокойствие на Украине, прерываемое то оранжевыми, то бело-синими Майданами – заслуга именно этого слоя.

И все-таки без взвешенных оценок исторических событий невозможна ни мудрая государственная политика, ни поступательное политическое развитие, в частности я имею в виду, так не поддержанные Верховной Радой инициативы Президента Украины Ющенко В.А., приравнять в правах воинов ОУН-УПА с воинами советской армии.

А потому, я полагаю, что обращение к событиям семидесятивосьмилетней давности было интересным всем думающим людям, как в России, так и на Украине которые имели свое мнение о прочитанном и что то дополнительно узнали теперь...

Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua