Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Додати стрічку статей сайту до свого iGoogle
Останні публікації

Греческие пираты или полицаи?

Zamastak | 4.03.2018 00:11

0
Рейтинг
0


Голосів "за"
0

Голосів "проти"
0

Наш экипаж на т/х "Андромеда" арестовали по вымышленному обвинению со связи с террористами Ливии. Причем захват судна и арест экипажа был произведен с нарушением всех Международных норм. До сих пор нет реакции и помощи от Правительства Украины.

Греческие пираты или полицаи?
Ну что, дамы и господа. После обязательного и необходимого молчания в СМИ и интернете наша семья опять подымаем тему наших моряков капитана Алексея Слепнёва и старшего помощника Сергея Константинова, которых незаконно удерживают в греческой тюрьме Афины вместе со всем интернациональным экипажем по предъявленному подозрению, якобы со связью с террористами Ливии.

Статья – расследование.

В двух словах с самого начала.

4 января 2018 года судно "Андромеда" с официальным опасным грузом на борту (взрывчатка для горных работ) шла из порта Искандерун Турция в порт Джибути Эфиопия, но из-за шторма пришлось просить ближайшую береговую службу Греции дать добро на перестой на рейде, но власти греческих островов, когда слышали о взрывчатке отказывали, кроме порта Ираклион. Все службы были проинформированы о грузе, о состоянии судна и погодных условиях. Ни в одном пункте изначально не было вопросов. После продолжительного радиомолчания, власти порта Ираклион сказали пройти в порт и переждать у причала. В 7 часов утра "Андромеда" снялась с якоря, взяли лоцмана и пошли в порт.

Власти Ираклиона вошли на борт, начали с внешнего, затем личный и полный досмотр судна. Документы на опасный груз, стоимостью 5.5 миллиона долларов США были в порядке, но власти решили выгрузить эти контейнеры с судна и увезти, якобы в целях безопасности, в неизвестном направлении. На следующий день пришла проверка и начали всех карать, проверять журналы, документы, судно, хотя они не имели права этого делать. Подтянулся спецназ Греции, плюс власти, все работали как пираты, после всего досмотра и обысков они ещё и разграбили судно, слили топливо, повыносили все что можно с судна, от личных вещей до специального морского оборудования. Экипажу, предварительного допроса, дали на подпись какой-то документ на греческом языке, и после обысков закрыли в ближайшей тюрьме в холодной камере с реальными бандитами.

Это было 8 января 2018 года.

Греческие следователи, предъявившие обвинения нашим морякам понятия не имели о такой науке, как география! Они не понимали почему судно "Андромеда" должно было идти из Средиземного моря через Суэцкий канал в Красное море. Это у них вызвало максимальное подозрение и объяснение географии капитаном вызвало у них только злость. Самое интересное, что даже после выяснения географических тонкостей нашей Планеты Земля, следователь задал вопрос:

- ОК?! А почему вы следовали в Порт-Саид, если у вас груз на Джибутти?

Т.е. азы географии не задержались у следователя в голове...

В ожидании прохождения Суэцкого канала судно стояло на якоре 8 дней. Это обычная процедура, когда ждёшь очередь на проход.

Старшему механику было плохо с сердцем ещё в порту Мерсин, ему оказали помощь, выписали таблетки. Но до порт-Саида стармех не смог дотянуть, т.к. эти таблетки, поддерживающие сердечную деятельность, закончились и срочно нужна была помощь с берега. (Прим. С некоторых пор на торговом флоте должность судового доктора

сократили.) При согласовании с судовладельцем было принято решение сняться с якоря и доставить больного члена экипажа в порт Ларнака Кипр. Переход составил более 20-ти часов, по приходу на рейд в Ларнаку 4 декабря поздно вечером был подан катер с агентом и местными властями и стармех был направлен в больницу.

Судно ожидало на рейде замену в порту Лимассол Кипр нового стармеха. После прибытия нового стармеха вернулись на якорь в Порт-Саид ожидать прохода по каналу.

11 декабря возникла техническая проблема дизель-генератором. В результате отключилась система AIS, гирокомпас и насос пресной воды. Об этом было доложено судовладельцу, он обещал прислать электромеханика. До 14 декабря без изменений.

Судно находилось в дрейфе в водах Египта, в ожидании оплаты фрахта и оплаты за Суэцкий канал. 18 декабря египетская береговая охрана, узнав об опасном грузе, попросила убрать судно подальше от берега, т.к. в этой зоне находится военная база.

Было принято решение отойти в сторону Ливийских вод, но без захода на их территорию. Судно дрейфовало в районе северного побережья острова Крит (Греция).

Вся эта эпопея с переходами и дрейфом только из-за двух факторов: плохая погода и ожидание оплаты за проход Суэцкого канала и фрахта опасного груза.

Прогноз давал шторм и единственным ближайшим местом, чтобы укрыть судно от бури было южное побережье острова Крит, куда судно и отправилось. Это решение принял капитан, судовладелец был проинформирован. После разрешения греческих властей порта Калоис Лименес стали на якорь, но после радиопереговоров, узнав что на

судне взрывоопасный груз, власти попросили выбрать якорь и отойти восточнее на 5 миль, что было сделано без промедлений.

Через некоторое время береговая служба запросила дополнительные данные о грузе, и капитан им переслал все документы через Viber. Представитель береговой охраны лично поговорил через мобильный телефон и настойчиво попросил убраться из вод Греции куда подальше со взрывчаткой, не смотря на надвигающийся шторм. Был

найден компромисс и судно опять покинули в зону другого порта Айдж Галили 24 мили западнее. В том порту та же история с властями, они уже знали за груз, но разрешение на якорь не дали.

Хочу напомнить, что на судне до сих пор не исправно электрооборудование и капитан ждёт электромеханика для его ремонта. Судовладелец Теодор обещал в ближайшем греческом порту его предоставить и снять с борта греческого технического директора компании, который контролировал нового старшего механика.

Продукты закончились, остались только макароны, питьевая вода тоже была на исходе.

Вообще с продуктами на Андромеде было всегда проблема. Никогда не привозили полностью всё, что заказали. Иной раз вообще не то. И меньше, чем заказывали. На жалобы судовладелец Теодор отвечал одинаково – "Не волнуйтесь, всё будет хорошо." То же самое было в отношении нерабочих моторов, AISа и пресной воды.

Из порта Айдж Галили тоже выперли. Все боялись, чтобы судно не рвануло у берегов, хотя все нормы безопасности груза были соблюдены безукоризненно.

До 26 декабря судно дрейфовало вдоль греческих вод, уклоняясь от стихии в ожидании оплаты за пролив и фрахт. Запасы воды и продовольствия закончились.

Помимо всего прочего надо было высадить греческого технического директора ПапУ, которому уже как неделю надо было быть дома, что было сделано возле деревни Дирос при помощи шлюпки, заодно отдали в ремонт электромотор и получили продукты питания. Теперь была еда и насос мог качать пресную воду в каюты. (Об этом случае капитан рассказал на допросе в полиции.)

Далее направились в Порт-Саид за электромехаником и ждать прохода Суэцкого канала.

Хочу заметить, что старший помощник капитана должен был быть списан и заменён на нового ещё в ноябре, но расчета по зарплате от судовладельца не было за семь месяцев ни разу. судовладелец Теодор ещё раз пообещал рассчитаться за все 7+ месяцев, но после выгрузки этого груза в Египте и сменить старпома. К сожалению, это "нормальная" практика с задержкой зарплаты морякам у маленьких греческих судовладельцев и часто приходится выбивать свои кровно заработанные деньги через Международный Профсоюз Моряков ITF, а про овертаймы и бонусы можно забыть, как только зашел на борт греческого судовладельца. Тут жадность превышает здравый смысл.

Прогноз погоды не дал возможность идти до Порт-Саида, сильный боковой ветер и шторм заставили нас укрыться возле города Сития – восточная часть о.Крита и 28 декабря мы стали на якорь, перед этим сообщив местным властям о характере груза и о причине остановки по состоянию погоды.

Маленькая справка о взрывоопасном грузе – сама взрывчатка без детонаторов неактивна. Детонаторы и шнур находились в отдельном контейнере в специальных герметичных ящиках. Чтобы произошел взрыв – нужен детонатор! Для этого надо вскрыть контейнеры и создать из нескольких частей эту бомбу! Но для этого нужны профессиональные навыки подрывника.

2 января 2018 года юго-западный шторм стих, но следом шел другой северо-западный и для выхода в Средиземное море не было достаточного времени, а оставаться было нельзя, т.к. судно попадает в эпицентр шторма. Было принято решение отойти западнее на 25 миль и кинуть якорь возле города Сан Николас. Власти дали добро и мы простояли до утра 6 января 2018 года. Погода позволяла идти дальше на Порт-Саид, но перед отходом к судну подошел греческий катер береговой охраны и угрожая пулемётом не разрешили выбирать якорь.

с 10:00 до 13:00 дрейфовали рядом с судном в ожидании чего-то. В 13:00 они произвели незаконный захват судна. Т.к. по международным морским правилам судно могло сколько угодно ожидать прояснения погоды и не заходить в порт. Судно под флагом Танзании. Без разрешения капитана и судовладельца, вооруженные автоматическим оружием боевики самовольно зашли на борт, при помощи силы согнали весь экипаж на корму, вывернули все карманы, затем загнали весь экипаж в кают-компанию и оставили там под стражей до 01:00 ночи 07 января без объяснения причин незаконного вторжения. Всё это время производился обыск судна и документов без понятых и представителей кампании и судовладельца.

На обыск кают взяли только капитана. В машинном отделении был только старший механик и член береговой охраны, который не спускал с прицела автомата со стармеха.

На борту оказывается уже была таможня и морская милиция. После обыска всего судна и кают ничего противозаконного не нашли. Таможня и милиция дали заключение, что все документы на груз и прочее в порядке и покинули судно.

Капитан спросил у главного из Береговой охраны – всё в порядке? Мы можем сниматься с якоря и далее следовать по маршруту? Он ответил, что нет, ждите до утра решения нашего начальника. Свой катер они пришвартовали к правому борту, попросили ящик Фанты и подключиться к электропитанию для экономии своего горючего, что мы им предоставили. Экипаж разошелся по каютам, вахту несли в стандартном режиме в ожидании утреннего разрешения от греческой береговой охраны.

Утром 7 января на борт поднялся офицер береговой охраны и приказал следовать в порт Ираклеон для более детальной проверки груза и судна.

На борту под присмотром автоматчиков на мостике и в машинном отделении мы двинулись в Ираклеон, переход составил около 6-ти часов, где мы стали сначала на якорь. Катер береговой охраны сменился катером морской полиции, который дрейфовал рядом около 400 метров от нас. Утром 8 января лоцманская служба дала команду сняться с якоря и причалить.

Береговая служба дала приказ на разгрузку судна для детального досмотра на берегу. Груз выгружали в штатном режиме совместно с береговой службой. При вскрытии контейнеров присутствовал капитан, который постоянно следил, чтобы кто-то что-нибудь "случайно" или специально не подбросил в контейнеры, но гарантировать на 100% внимание одного человека за всей работой таможни и полиции невозможно. Все пломбы на контейнерах были в порядке, груз формировали и опечатывали в Турции. Задержание судна и досмотр груза в Международной практике – это нонсенс, если только это не направленная работа Интерпола или Европола, а здесь был исключительно произвол и беззаконие греческих властей с нарушением Международных правил перевозки. Вскрытие транзитных грузов не производится, если они только фактически не представляют угрозу для окружающей среды.

Контрабанду на судне тоже не обнаружили. Таможня, полиция и береговая охрана немного в стороне о чём-то долго общались, затем удалились, не ответив ни на один вопрос, оставив подле нас только вооруженную охрану.

Теперь вопрос стал иной – кто будет платить за погрузку, крепление груза, портовые сборы, простой, работу береговой службы?

Прошли ещё одни сутки. На следующее утро уже приехала техническая комиссия Портконтроля Греции и морская полиция, но уже без автоматов. Они решили проверить техническое состояние судна, которое шло транзитом по своему курсу и не имело никакого отношения ни к Греции ни к этому порту. А только стояло на якоре, пережидая шторм! Но раз уже начали докапываться и нарушать Международные права грузоперевозок, то уже обратной дороги для греческих властей нет! Слишком большие расходы за самоуправство надо как-то оправдать, а для этого надо срочно найти к чему можно прицепиться.

После досмотра с пристрастием, они заставили отработать экипаж все возможные тревоги, спустить спасательную шлюпку, проверить её на плаву, проверили все узлы и механизмы, на все вопросы и просьбы мы давали четкие ответы, показывали всё что нас просили, и примерно в 13:00 часов комиссия постановила, что они нашли много недостатков и попросили собрать все документы, судовые и машинные журналы, судовую печать и следовать с ними в центральный офис. Все было сделано.

В портконтроль мы поехали втроём со стармехом и старпомом, но их посадили в другую машину и отвезли в Морскую полицию, а капитан ждал в коридоре, пока ПортСтейт Контроль оформлял документы.

Около 16:00 позвонил старший помошник и сообщил, что они уже на судне, их вернули из полиции, но в полицейском участке их опрашивали на английском языке про груз и судно. На все вопросы они ответили, далее им дали подписать документы, якобы опроса, на греческом языке и отпустили. При опросе не было ни адвоката, ни представителей посольства, ни переводчиков, ни представителей судоходной кампании.

Как оказалось позднее – это был допрос членов экипажа, а то, что они подписали на греческом языке никак не было связанно с вопросами полицейского! Причем у старпома знание разговорного английского не на высшем уровне, только по специальности и подсунуть можно было любое признание на подпись даже на английском, а тут еще и греческий без перевода.

Капитана держали в полицейском участке до 21:00, е ограничивая в движениях и действиях, угостили кофе и бутербродом, разрешили включить телевизор, пока он ждал решения Портовой службы технического состояния. И вот его наконец-то принесли на 5-ти листах на греческом языке, в которых было указанно 102 замечания! Это было очень удивительно, т.к. в ноябре судно проходило проверку по Парижскому Меморандуму, а это не примитивный ПортКонтроль, и было несколько замечаний, которые были устранены.

Капитан отказался подписать этот документ проверки на греческом языке, помимо этого, ни одно замечание не обсуждалось с капитаном! Он предложил им перевести документы на английский язык для дальнейшей работы, это нормальная международная практика. Инспектор удалился за советом к начальнику, а капитан, с разрешения другого полицейского решил отправить копии этих документов судовладельцу. Снимая на смартфон каждый лист и отправляя через Viber не успел отправить все листы в тот момент, когда у капитана вырвали смартфон и сказали – "сперва подписывай, а потом уже отправляй!" Капитан написал "ознакомлен" и не более того. После этого ему вернули телефон. На вопрос – когда я могу вернуться на судно, ответили жестко – мы еще не закончили с документами.

Примерно в 23:30 капитана посадили в машину, но отвезли не на судно, а в другой полицейский участок, где уже находился весь экипаж судна "Андромеда" от повара до старпома. Это было очень странно...

По словам экипажа, около 22:00 на судно ворвалась полиция, нацепили на всех наручники и привезли в отделение полиции.

Старший помощник капитана хотел узнать основание ареста, на что полиция объясняла, надевая наручники, в полицейском участке вам всё объяснят.

Весь экипаж под вооруженной охраной находился в одной комнате, ожидая кого-то или чьего-то решения?! На вопрос капитана – мы арестованы и за что? Охранник ответил что пока нет, ожидайте внутри и не шумите. В 0:30 10 января нам сообщили, что мы арестованы, но причину ареста не сообщили. По одному члену экипажа под присмотром 3-х вооруженных охранников конвоировали на судно, чтобы собрать личные вещи и заодно отключить все электроприборы и механизмы, чтобы обезопасить порт от возможных происшествий. С судна греческие власти начали выносить оборудование и бытовые приборы, причем это происходило как-то странно и очень быстро, походило на коллективный грабёж нашего судна... Также заметили, что несколько человек сливали топливо. Очень удивительно зачем для досмотра выносить с борта тот же телевизор или микроволновку? Ну, наверное это очень тщательный досмотр даже бытовой техники. Каюты были вскрыты без членов экипажа и капитана, внутри кают уже ничего не было. А у каждого члена экипажа был личный ноутбук и другая техника и электроника, которая похищена самой полицией. Об этом, надеюсь, мы скоро заявим, если успеем выйти до критической исковой даты...

Даже сомалийские пираты всё что находится внутри судна не трогали, а тут сплошной вандализм, даже вырванные светильники из перегородок.

До утра в полицейском участке всех членов экипажа ещё раз обыскали, сняли отпечатки пальцев и проводили допросы на английском языке.

На рассвете нам зачитали права и одним из пунктов было то, что без адвоката, переводчика и консула мы имеем право не давать показаний!

В обвинении предъявили такую формулировку "Возможная попытка доставки груза в Ливию и выгрузки его для поддержки террористов". На вопрос – это что, злая шутка?, они ничего не ответили.

Это после всего того, что греческая полиция уже сделала до этого, мы решили воспользоваться правом молчания до приезда адвоката. Нам не разрешали связываться ни с семьёй ни с судовладельцем 2 дня.

Всю ночь продержали в наручниках всех членов экипажа.

На следующий день нас посадили на паром и под стражей в наручниках отправили в тюрьму Пирея. В 6 утра нашу команду привезли в портовый полицейский участок, посадили за решетку. В камере даже не было возможности помыться, почистить зубы.

В углу параша, кран с ледяной водой у самого толчка. Сутки нас ничем не кормили.

В камере бетонные нары без матрасов. В углу скомканные грязные, пыльные одеяла на которых до этого спали бомжи! Мы так сидели сутки, на следующий день нас повезли в прокуратуру и только там предъявили всем обвинения что мы, якобы, следовали в Ливию и везли туда взрывчатку. Помимо возможной связи с террористами на нашем судне выявили 102 замечания о различных неисправностях, в том числе и технических. Хотя в Международной практике никогда команду не сажали в тюрьму за такие нарушения, даже если они очень серьезные! Еще один морской нюанс, что судно "Андромеда" забанено в Европе и оно не имеем права заходить в порты Европы, только по странам Азии и Африки, поэтому все перестои и ожидание хорошей погоды проходило исключительно в море на рейде и об этом было доложено всем портовым службам изначально. Судно просто пережидало погоду на якоре, все береговые службы были в курсе что у нас за груз на борту и какие технические неисправности были, и что они должны были быть исправленны в Порт-Саиде, где нас ждал электромеханик.

Но в прокуратуре нас уже никто не слушал, прокурор зачитал приговор и нас отправили в тюрьму.

Еще один немаловажный аспект греческого произвола власти – то, что все действия полиции и прокуратуры проводились без адвоката и без представителей нашего Посольства в Греции, хотя мы не раз просили предоставить его и уведомить Посольство о нашем деле...

--

Продолжение следует...










© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua