Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги

Спекулятивный капитализм

goutsoullac | 11.02.2009 14:45

-3
Рейтинг
-3


Голосів "за"
3

Голосів "проти"
6

Неравенство в распределении прав и богатства носит в странах бывшего СССР вовсе не классовый, а постмодернистский характер.

Спекулятивный капитализм
Западная культура, придя к нам, увы, даже не в иудео-протестантской интерпретации ("дух капитализма") и не приобщая к творчеству/труду, как об этом мечтал еще в ХІХ в. Т. Шевченко, а в форме досугово-гедонистической пропаганды ("спекулятивный капитализм"), приобщает к потреблению в первую очередь приращенного символического содержания товара/услуги, для того, чтобы покупатель либо смог продемонстрировать свой статус в социальной иерархии (т.н. феномен "статусного потребления/conspicuous consumption", по Т. Веблену), либо "постичь" собственную "аутентичность" ("действительное я"), связанную с Вселенной (Космосом, Землей, божеством) и выраженную в понятиях New Age ("Эры Водолея").

Зачем последнее необходимо капиталистической системе?

Для создания, отвечает Ф.Хайек [Хайек Ф.А. фон. Общество свободных / Пер. с англ. – London: Overseas publ. interchange, 1990. – 309 с.], т.н. "расширенного порядка" – рыхлой массы атомизированных индивидов, связанных между собой лишь сигналами, поступающими от различных рынков. Иными словами, бизнесом создается и удерживается потребитель. Разрозненные атомы, лишенные реальной силы (политической, хозяйственной, административной, военной) править не могут, не обладают необходимой для этого способностью и организацией. И это дает спокойную и без напряжения возможность эксплуатировать "этих" как очередную варварскую периферию настоящей цивилизации.

То же самое произошло и на территории бывшего СССР: оправдывая ожидания масс, "... мы вернулись к "золотому застою" (условно назову так период с конца шестидесятых до середины семидесятых, то есть когда зарплаты уже поднялись и можно стало обсуждать йогу, НЛО и величие царской России, а колбаса еще не исчезла). И известная часть российского общества согласилась обменять покорность, и даже не просто аполитичность, но отказ от любой гражданственности на потребительское преуспеяние... На выходе мы получили авторитарное гедонистическое общество – провинциально самодовольное и замкнутое. Однако такое общество не может быть гарнизоном осажденной крепости. Россия стала экономическим симбионтом Запада – мы всё туда продаем и всё там покупаем. Можно было помечтать о том, чтобы стать региональным финансовым центром – восточноевропейским Гонконгом" [Ихлов Е. Закон исторической подлости // http://community.livejournal.com/ru_politics/16102966.html]..

Чувствуя, что неравенство в распределении прав и богатства носит в странах бывшего СССР вовсе не классовый, а постмодернистский характер, часть населения, пытаясь нащупать понятное обозначение сложившегоя состояния социума, выражает его в простой, но неверной формуле: "к власти пришли евреи".

"...Неверна эта формула потому, что хотя евреи и слишком "видимы" в верхушке господствующего меньшинства, они присутствуют там вовсе не в качестве представителей еврейского народа, а как организованная и энергичная часть особого нового сборного народа, созданного в ходе перестройки и реформы... Социальные инженеры и политтехнологи, которые конструировали постсоветское пространство и его жизнеустройство, мыслили уже в категориях постмодерна, а не Просвещения. Политтехнологи представляли общество не как равновесную систему классов и социальных групп, а как крайне неравновесную, на грани срыва, систему конфликтующих этносов (народов). По отношению к их программам Р.Шайхутдинов применил даже термин демотехника (от слова демос) – быстрое искусственное создание или демонтаж народов. Действительно, все эти программы и политическая практика никак не вписываются в категории классового подхода, но зато хорошо отвечают понятиям и логике учения об этничности (вплоть до того, что на разных стадиях конструирования и в разных обстоятельствах политтехнологи явно используют альтернативные концепции этничности). Эта смена методологического оснащения проведена негласно, но она и не слишком замаскирована" [Кара-Мурза С. Государство переходного периода: жесткая этнократия // http://www.apn.ru/publications/article1622.htm; см. также: Крылов К. Антинарод и Нерусь // http://www.mesogaia-sarmatia.narod.ru/krylov-antinarod.htm].

И потому-то идет тотальное ополчение против тех этнических сообществ, в которых до-капиталистические принципы коллективного выживания людей, солидарность и взаимопомощь, неформальная экономика (толока, беспроцентный кредит и т.д.) все еще являются ценностями. Нивелировать ценности и свести их к всего лишь банальным "символам" культуры, "брендам" (символам накопленной репутации товара), превратить путем маркетизации культуру в товар – вот одна из задач глобалистической власти ростовщического бизнеса и финансового интернационала.

Более того, культура превращается в сферу формирования потребностей (спроса), для удовлетворения которого создаются продукты-артефакты – социальные мифы, симулякры ("означающее без означаемого"), эстетическим выражением ценностно ориентированного комплекса оказывается "гламур", "глянец" и "дискурс" – и они должны "... будить воображение, чтобы потребитель не просто заинтересовался, а быстро и по возможности – полностью погрузился в воображаемый мир. Он должен вызывать интенсивные и немедленные переживания... Потребителю продается не товар, а чаяния, надежды и стремления самого потребителя, его мечты, его представления о "себе самом, каким бы он хотел бы быть"..." [Тульчинский Г.Л. Массовая культура как воплощение гуманмизма Просвещения, или Почему российское общество самое массовое // Философские науки. – 2008. – N10. – С.42].

Иными словами, идет борьба между культурой и цивилизацией, именно как их понимали О. Шпенглер, Г. Шпет, А. Белый, Н. Бердяев, М. Мамардашвили: "... культура – это то, что можно обрести только собственным духовным усилием, цивилизация же – то, чем можно воспользоваться, что можно отнять. Культура создает новое, цивилизация лиш тиражирует известное. Д.С. Лихачев считал, что культура содержит в себе только вечные, непреходящие ценности, устремление к идеалу... Культура – это нецелесообразное, лишнее с точки зрения задач выживания и сохранения рода, а цивилизация прагматична. "Дуракаваляние" – это и есть настоящая культура по Д.С. Лихачеву" [Маслова В.А. Лингвокультурология / 2-е из., стереотип. – М.: Академия. 2004. – С.22].

Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua