Пошук на сайті:
Знайти



Народні блоги
нация   Украина   малоросы   Толочко   Драгоманов   Костмаров   Донцов

О феномене малоросийства и типажах украинцев

goutsoullac | 30.08.2007 04:31

-3
Рейтинг
-3


Голосів "за"
7

Голосів "проти"
10

О некрофильной сущности малороссийства и "толочкианского" человека.

На наш взгляд, психологи более объективны в определении сущности малороссийства. Это – "... целый невропатический комплекс, который можна назвать социальным садистскомазохистским. Это комплекс социальной неполноценности, инфантилизм со склонностью к забытию, мечтательств, невропатическая тривожность с ананкастическим синдромом и др... Такой мазохизм непрерывно связан с радостью от чужих бед, подозрительностью, душевной черствостью, жестокостью и другими садистскими качествами... Конформный, воспитанный в "коллективистском" духе, неспособный к личной свободной... ответственности и самостоятельному решению, человек легко воспринимает чужие, авторитарно насаждаемые идеи на веру, слепо. Вследствии этого в её психике создаются стереотипы..., вырватся из плена которых... мышление не может" [Москалець В.П. Психологічне обгрунтування українськоїнаціональної школи. – Львів: Світ, 1994. – С.30].

С этим соглашается и А. Каминский, предлагая рассматривать идею "обращения к чужому" сквозь призму "варяжской теории" именно в её психологическом, а не историософском, аспекте и в тесном соединении решения проблемы "комплекса провинциальности" ("бегство в хуторянство"), "недоверие к самим себе" [Камінський А. З історії етнопсихології українства (Комплекс провінційност та його відгомони) // Народна творчість та етнографія. – Київ, 1998. – N1. – С.22].

Даже Чернобыльская проблема, как отмечает Я. Розумный, дискутируется исключительно с позиции психологического порабощения. В украинских авторов вообще велика доза самообвинений, самокритики и самобичеваний – индивидуальных и коллективных [Розумний Я. Плід каяття // Літературна Україна. – Київ, 1991. – 25 квіт.].

Но, рассматривая феномен малороссийства, продолжая линию Е. Маланюка, С. Грабовский пишет: "... малороссийство – это бегство... от собственного национального (при оставлении не опасных элементов этнографического). Если вспомнить выражение Эриха Фромма, обнаружится, что малороссийство есть специфической разновидностью "бегства от свободы", присущим определенному типу украинского человека... с желанием стать под сень "организующего" хозяина, который заставил бы не думать самостоятельно и следовательно жить счастливо и "аркадично"... такая позиция есть достаточно типичной для малороссийства как... для тотальной капитуляции пред бытием" [Грабовський С. Українська людина та українське буття // Сучасність. – Київ, 1997. – N3. – С.136, 139].

Архетип этого "бегства от свободы" осмысливается христианской традицией как "не-умный, "не-духовный" страх за свою душу, который испытал апостол Петр в минуты отречения, был страхом, присущим именно тварной душевности в душе человека. Это животный страх пред смертью и есть причиной рабского состояния человека на протяжении всей земной жизни (Евр. 2:15). И именно единственная сила, которую может иметь диявол над человеком, – это сила страха самих людей пред смертью [Сирцова О. Апокрифічна апокаліптика: Філософська екзегеза і текстологія. – К.: КМ Academia; Пульсари, 2000. – С.139].

В радикально-националистической мысли это "бегство" от своего получило эпитет "драгомановщина" ("толочкианство"), а его носитель – "драгомановский (толочкианский) человек": "... взгляды П. Толочко есть образцовым выбросом злокачественного малороссийства" [Войтенко В. Поточні проблеми малоросійства // Народна газета. – Київ, 1996. – N18. -С.5].

Этот "драгомановский человек" есть выразителем космополитизма, "всемирного гражданства", отрицая национализм, на его взгляд, явление отсталости и старомодности. Конечно, здесь никаким образом не отрицаются заслуги М. Драгоманова в том, что он сумел первым, как говорит Ю. Охримович, "... сделать украинство движением политическим и переубедить современников и потомков, что только путём политической борьбы украинский народ может добыть себе национальное воспитание" [Цит.за: Камінський А. З історії етнопсихології українства (Комплекс провінційност та його відгомони) // Народна творчість та етнографія. – Київ, 1998. – N1. – С.25; заг. – С.22-32].

А. Окара означивает "драгомановщину/толочкианство" именно как "просвещенное малороссийство": Украина рассматривается как провинция – периферийная часть континентальной империи с центром в Москве или Петербурге, и эта тенденция определенным образом продуктивна, поскольку не представляет глобальной угрозы для существования восточноевропейской цивилизации – не превращает Украину во вражескую державу или "санитарный кордон" вокруг России. Но она, указывает А. Окара, именно "... ослабляет волю к собственному развитию, уничтожает уникальные потенции имманентно украинского чувства бытия, лишает самостоятельных претензий в области эсхатологических сценариев и предвидит принятие чуждой национальной идеи и немного иной цивилизационной парадигмы в качестве своей" [Окара А. У пошуках імперської перспективи: Чи призначено Києву стати новим центром поствізантійської цивілізації? // http://www.mesogaia.il.if.ua/okara_imperia.htm].

Также не следует путать "драгомановского человека" с т.н. "костомаровским человеком", реализующим на стыке с иноязычным миром новый способ выражения в культуре и философии (у иных народов такими яркими персонажами являются Саят Нова, Чингиз Айтматов, латиноязычные украинские и украиноязычные польские поэты, Салман Рушди, Эмилиу Чоран, Гийом Аполлинер, Василь Быков, Владимир Набоков). Функция "костомаровского человека" – в "медиации", опосредовании, ослаблении внутрикультурных оппозиционных противоречий, привлекая элементы инокультурного ("аппеляция к третьему"), хотя на месте последнего может оказатся и некая более древняя традиция из собственной культуры или сознательно сочиненный миф, утопия.

Всплеск "малороссийства" в независимой Украине, на наш взгляд, обусловлен тем, что в части общества "застряла" в безсознательном негативная оценка относительно с тем, что сделали с "отцом" – СССР (Росией, единой Русью), и отсюда происходит чувство вины и покаяния за совершенное "великое преступление", придается ореол святости ("табу") всему советскому ("общерусскому", восточнославянскому, славяноарийскому), а причастие к русскому языку рассматривается как выполнение "ритуала верности" ("некрофилии") относительно убитого "тотема".

Да, борцы с малороссийством также падали в крайность, провозглашая "доверие к самим себе" исключительно на украинской почве и, соответственно, считали за невозможное достичь "полноты духовной жизни личности" с помощью русской культуры (И. Нечуй-Левицкий, "Сегодняшее литературное направление", 1878; "Украинство на литературных вызовах с Московщиной", 1898; Б. Гринченко, "Письма с Украины Надднепровской", 1892-1893; С. Ефремов, "Фатальный узол", 1910) [Михайлик І. Комплекс малоросійства // Народна творчість та етнографія. – 1997. – N1. – С.50; заг. – С.50-51].

Дань этому подходу отдал и И. Мирчук, когда при анализе сопоставляет (вернее – противопоставляет) характеры самых значимых, "великих", известных представителей украинского и российского народа – Григория Сковороду и Льва Толстого.

Но И. Мирчук не взял во внимание традиции осмысления русскими собственной ментальности.

Например, Дм. Мережковский Льва Толстого рассматривает как "язычника темного, варварского", "сына древнего хаоса", "слепого титана", "языческой любви к телесной жизни и наслаждений", "языческого страха телесной боли и смерти", противопоставляя ему А. Пушкина как "язычника светлого, героического типа", как "вечное стремление человеческой личности к безграничному развитию, усовершенствованию, обожению своего "я" (правда, достигая этого состояния воевольно, по собственному хотению), как борьбу Иакова с Иеговой, Прометея с олимпийцами, Аримана с Ормуздом [Мережковский Дм. Пушкин // Пушкин в русской философской критике: Конец ХІХ – первая половина ХХ вв. / Сост., вступ. ст., библиограф. Р.А. Гальцевой. – М.: Книга, 1990. – С.125-126, 137, 146, 155-157]. Об этом же говорит и Л. Шестов, противопоставляя Пушкина как "посвященного", носителя знания о том, что с уходом из мира "тайны" человечество становится "ничтожным из ничтожных", впротивовес "обыкновенным детям мира", этой тайны не желающих познать [Шестов Л. Афины и Иерусалим. – М.: Фолио, 2001. – С.337]. Поэтому, подход "белое – черное" в оценке украинской и русской ментальности значительно деформирует ситуацию, не беря во внимание весь спектр проблемы.

Да, комплекс "малороссийства" невозможно удалить, нейтрализировать или "компенсировать" искусственными комплексами величия с помощью субьективного и ограниченно эмотивного "уничижения" чужого, как это пытался осуществить Дм. Донцов: "... Ошибка Донцова была все же в том, что... хотя привязывал на словах к историческим традициям украинского народа и его героической психологии из прошлого, на деле же приводил к посеву чужого украинской ментальности тоталитарноорденского одностороннего волюнтаристского и иррационального политикума" [Камінський А. З історії етнопсихології українства (Комплекс провінційності та його відгомін) // Народна творчість та етнографія... – Київ, 1998. – N1. – С.25].

Якобы, Дм. Донцов и его "Вістник" культивировали все тот же "комплекс провинциальности" ("меншовартості"), только "западный" его вариант [Камінський А. З історії етнопсихології українства (Комплекс провінційності та його відгомін) // Народна творчість та етнографія... – Київ, 1998. – N1. – С.25].

Но "донцовщина" была хотя бы адекватным ответом (таким образом, продемонстрировав силу и самое существование украинской нации) в эпоху "развитой индустриально-тоталитарной эры": "... Откройте старые книги и старые традиции, и обнаружите в них твёрдую душу предков, что в воде не тонули и в огне смеялись, что не знали духовной деградации, ни маразма, ни кризиса" [Єндик Р. Дмитро Донцов – ідеолог українського націоналізму. – Мюнхен: Українське вид-во, 1955. – С.116 -117]. Дм. Донцов и писатели "Вистныка" создали для украинского нового поколения 20-30-х гг. ХХ века именно ту реальность, которая отбросила лево-социалистские чаяния петлюровщины и мобилизировала его в шеренги УПА, УНРА и 14 Гренадерской дивизии Ваффен СС "Галициен"...

Коментарі









© 2007 - 2012, Народна правда
© 2007, УРА-Інтернет – дизайн і програмування

Передрук матеріалів дозволяється тільки за умови посилання на "Народну правду" та зазначення автора. Використання фотоматеріалів із розділу "Фото" – тільки за згодою автора.
"Народна правда" не несе відповідальності за зміст матеріалів, опублікованих авторами.

Технічна підтримка: techsupport@pravda.com.ua